Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

 
Первое полугодие 1997 года. Международное положение.

 
Европейский Союз

Переговоры в Москве в начале марта между руководством РФ и ЕС, как и последующие двухсторонние контакты, не устранили препятствий, тормозящих развитие экономических связей России и интеграционного объединения 16 стран Западной Европы. Не были сняты ограничения и не отменены антидемпинговые меры против ряда статей российского экспорта (в частности, стали и текстиля). Из-за неблагоприятного инвестиционного климата объем инвестиций стран ЕС в Россию составляет около 4 млрд. долл. против 40 млрд. долл. - в китайскую экономику. Помощь Российской Федерации со стороны ЕС крайне невелика и значительно уступает той, которую Евросоюз оказывает странам ЦВЕ, Ближнего Востока, Магриба. Это сравнение дает определенное представление о месте России в системе приоритетов ЕС.

В политической области стороны договорились дополнить подписанное ими в 1994 г. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, сделав его полномасштабным договором, однако и в нынешнем виде оно не ратифицировано несколькими странами ЕС и до сих пор не вступило в силу. Мартовская встреча на высшем уровне Россия - ЕС не принесла сколько-нибудь значимых политических или экономических результатов, не создала предпосылок к тому, чтобы отношения между ними хотя бы приблизились к уровню отношений Европейского Союза со странами ЦВЕ и Прибалтики.

На встрече министров иностранных дел стран ЕС в Апелдорне (Нидерланды), состоявшейся 15-16 марта, среди других вопросов рассматривались отношения с Турцией. Евросоюз заинтересован в скорейшем решении проблемы Кипра - периодически обостряющийся из-за нее конфликт между Грецией и Турцией препятствует проведению ЕС-ЗЕС эффективной политики на Балканах и в восточном Средиземноморье. Хотя Турция, являющаяся ассоциированным членом ЗЕС, не фигурирует в числе стран, которые станут объектом предстоящего расширения ЕС, Европейский Союз не ставит под сомнение саму необходимость ее интеграции в свои ряды, вполне сознавая стратегически важное геополитическое положение этой страны, расположенной на стыке Европы и Азии, вблизи богатых источников энергоресурсов и путей их транспортировки в Западную Европу.

Россия не может оставаться безучастной, если сближение ЕС с Турцией в экономической области будет дополнено тесной координацией между ними в сфере внешней политики и обороны. У России и Турции велика сфера сталкивающихся геополитических и геоэкономических интересов - это соперничество, хотя и не принимающее форму открытой конфронтации, за влияние в прилегающих регионах (Черноморский бассейн, Закавказье, Центральная Азия, Балканы).

Мартовская встреча Россия - ЕС показала, что Москва продолжает по привычке рассматривать Европейский Союз главным образом как экономическую силу. Видимо, то, что большинство стран ЕС является членами НАТО, заслоняет в российском восприятии внешнеполитическое измерение самого Евросоюза, его превращение в системообразующий центр нового европейского порядка. Инициативность в налаживании сотрудничества с ЕС в вопросах внешней политики и безопасности нужна хотя бы потому, что линию нового раздела в Европе может провести не только расширяющаяся НАТО, но, при определенных условиях, и ЕС. В его политике весьма вероятен антироссийский крен с вступлением ряда стран ЦВЕ и Прибалтики.

Важной вехой в политической жизни Западной Европы стал июньский саммит ЕС, на котором высшие руководители 15 государств региона согласовали основные положения Амстердамского договора, призванного заменить собой Маастрихтский договор. Отличительной чертой этой встречи стало то, что впервые за последнее десятилетие франко-германский локомотив европейской интеграции дал серьезный сбой: между Германией и Францией, усилиями которых, собственно, и продвигалась идея западноевропейского объединения, отсутствует былое единодушие. В области обороны и внешней политики Амстердамский договор не привносит ничего принципиально нового по сравнению с "маастрихтским" уровнем - это тот случай, когда подходит выражение: гора родила мышь. Единственное, что обращает на себя внимание, - это намерение ЕС более тесно сотрудничать с НАТО. В Амстердаме было принято решение начать с 1 января 1998 г. переговоры с кандидатами на вступление, не дожидаясь завершения внутренних реформ в Евросоюзе, хотя раньше ЕС не был склонен торопиться с расширением на ЦВЕ. Здесь, по-видимому, сказалось стремление синхронизировать этот процесс с расширением НАТО. Итоги встречи показывают, что в военно-политической области европейская интеграционная группировка в обозримом будущем не сможет выступать как консолидированная сила, а значит, и играть сколько-нибудь заметную военную роль в отрыве от США.

На исходе саммита сказались изменения в расстановке внутриполитических сил в западноевропейских странах. Прежде всего, здесь стоит отметить парламентские выборы в Великобритании и Франции, где правые потерпели поражение. Закрепляется немаловажная тенденция - подъем западноевропейской социал-демократии (на контрасте с Восточной Европой, где поднимается правая волна). Победа правых партий на майских выборах в Ирландии не изменила общего "розового" фона - сегодня из 15 стран ЕС в 12 левые находятся (самостоятельно либо в коалиции) у власти. Во Франции в новое правительство включены даже представители компартии.

Внутриполитическая конъюнктура в ряде западноевропейских стран может отразиться на темпах европейской интеграции, на продвижении к единой валюте ЕС. Левые партии с их акцентом на социальные приоритеты, на создание новых рабочих мест меньше, чем правые, настроены выполнять строгие требования, предъявляемые, например, к размерам бюджетного дефицита. Во Франции итоги парламентских выборов комментировались как негативная реакция на форсированные меры прежнего правоцентристского правительства по включению страны в новый этап интеграции с его жесткими требованиями для национальной экономики, влекущими серьезные социальные издержки. Правда, для Великобритании победа лейбористов наоборот свидетельствует об определенном росте популярности "европейской идеи", однако лишь на фоне низкого исходного уровня - ведь за 18 лет правления консерваторов Англия приобрела образ страны, стремящейся торпедировать практически все далеко идущие интеграционные инициативы.

На страницу назад

 
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России