Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты
Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма
Top
Исследования

На страницу назад

 
 
Социологические исследования
 

ОБЩИЕ ИТОГИ ОПРОСА

 И НЕОБХОДИМЫЕ КОММЕНТАРИИ К НИМ

Вопрос №1. Переход России к рынку сопровождается глубоким социально-экономическим кризисом и массовым обеднением людей. Результатом чего, на Ваш взгляд, является данная ситуация?

Ответы респондентов выстраивают следующую иерархию причин (по нисходящей, в % к итогу):*

Отсутствия четкой правительственной программы рыночных реформ и кадровой “чехарды” во властных структурах 77,4
Неумения новой элиты толково распорядиться наследством, из которого далеко не все подлежало разрушению 62.6
Нетворческого (механического) применения западных схем и конструкций без учета национальной специфики 54,5
Предшествующего социалистического развития, которое в итоге завело страну в тупик 47,3
Преобладания социально-иждивенческих настроений среди большинства россиян, которых приучили не “высовываться” и надеется не на себя, а на государство 46,0
Такова неизбежная плата за рынок - иного нам просто не дано 17,7
Другое 6,1

Как видно из этих данных, в иерархии причин всех нынешних бед России абсолютное большинство опрошенных москвичей на первое место ставят те, которые можно обозначить одним очень емким понятием политической науки, а именно: “технократическая нелегитимность” властей, и прежде всего властей федерального уровня. На первые три варианта в сумме приходится 194,5% из общего числа полученных ответов в 317,6%, т.е. в итоге более 61%.

И хотя перечисленные далее факторы в качестве первопричин глубокого социально-экономического кризиса в нашей стране, вне всякого сомнения, то же имеют право на жизнь, эта доминанта “обвинений” федеральной правящей элиты в непрофессионализме и проведении политики методом “тыка”, что называется на “авось”, представляется вполне правомерной и объективной. Ибо, действительно, до сих пор федеральные власти не имеют четко разработанной и просчитанной программы рыночных реформ как в целом, так и по отдельным направлениям и сферам хозяйственной жизнедеятельности. В равной мере отсутствует стабильная правительственная команда реформаторов, способная не только латать “дыры” в бюджете и устранять “протечки” на отдельных участках социальной инфраструктуры, но и проводить грамотную экономически и социально сбалансированную политику общественных преобразований без глобальных (в масштабе страны) потрясений и массовой пауперизации и люмпенизации россиян.

Нет и понимания того, что переход от социализма назад к капитализму в такой громадной и во многом самобытной стране, как Россия путем ее “вестернизации”, т.е. механического применения западных схем и конструкций, осуществить нельзя. Что надо жить не чужим, а своим умом. А если и “учиться у буржуазии” и перенимать ее опыт, то сначала следует излечиться от такой традиционно свойственной русской интеллигенции болезни, как крайний догматизм в усвоении и применении западных идей и учений.

Короче говоря, если сегодня в качестве итога рыночных реформ мы имеем разваленную и бездействующую когда-то вторую по масштабам экономику мира и миллионы простых россиян совершили головокружительное падение вниз, на самое дно на фоне сверхбогатства немногих, - то это не есть неизбежная плата за рынок и иного нам изначально просто не было дано. Эта ничто иное, как плата за то, что фактически к власти, если воспользоваться терминологией бывшего мэра Санкт-Петербурга, ныне “парижанина” А.Собчака, пришли не демократы, а “необольшевики”, способные только разрушать, но мало что смыслящие в том, как надо созидать.

Вопрос №2. На этом кризисном фоне курс рыночных реформ, проводимый московским правительством, Вы в целом оцениваете, как курс, который ведет (в % к итогу):

К заметному улучшению благосостояния и повышению уровня социальной защищенности основной массы горожан 7,7
Хотя и к улучшению, но пока еще не очень значительному 45,3
Скорее следует говорить не об улучшении, а о приостановлении процессов обеднения, а если и об улучшении, то близком к нулевому 30,3
Ни к чему, кроме как к ухудшению материального положения и усилению социальной незащищенности простых граждан этот курс не ведет 14,9
Другое 1,8

Из этих данных недвусмысленно следует, что в отличие от общефедерального, курс рыночных реформ, проводимый московским правительством, оценивается подавляющим большинством респондентов в 83,3% положительно. При этом 7,7% из этого числа считают, что этот курс ведет к заметному улучшению благосостояния и повышению уровня социальной защищенности основной массы горожан. 45,3% - хотя и к улучшению, но пока еще не очень значительному. 30,3% исходят из того, что скорее следует говорить не об улучшении, а о приостановлении процессов обеднения. А если и об улучшении, то близком к нулевому. И только всего 14,9% опрошенных москвичей выставляют этому курсу оценку “неудовлетворительно”, считая, что он, точно также, как и на общефедеральном уровне, ни к чему, кроме как к ухудшению материального положения и усилению социальной незащищенности граждан не ведет.

Такого рода сугубо плюсовые оценки социально-экономической эффективности реформаторской политики московских властей в достаточно полной мере отражают сегодняшние городские реалии. И дело здесь не в особом положении Москвы как столицы РФ. И не в том, что она якобы паразитирует за счет бедствующей периферии. Достигнутые успехи на пути к рынку - это, вне всякого сомнения, результат хорошо продуманной и социально ориентированной политики столичного правительства, слаженной работы грамотно подобранной и стабильной команды профессионалов, делового сотрудничества и партнерства между различными ветвями власти и, прежде всего, исполнительной и законодательной т.д.

Это и закономерное следствие целеустремленной деятельности мэра Ю.МЛужкова, с именем которого не без основания ассоциируются все крупные преобразования в нашем городе. При чем, как отметили многие респонденты при ответе на открытый вопрос №8, им в мэре особо импонируют его компетентность как управленца и политика, “извергающаяся фонтаном” активность и предприимчивость, самостоятельность и независимость в суждениях и в делах, упорство и настойчивость при

достижении поставленных целей, строгое выполнение принятых на себя обязательств и др.

Анализ ответов респондентов на вопрос №2 через призму их возрастных различий показывает, что, если в возрастной группе до 20 лет процент неудовлетворительных оценок почти в два раза меньше фонового и составляет всего 7,7%, то уже в возрастной группе от 21 до 30 лет он возрастает до 9,4%. В группе от 31 до 40 лет - до соответственно 16,5%. В группе от 41 до 50 лет - до 19,9%. В группе от 51 до 60 лет - до 26,6. И в группе старше 60 лет - до 30,1%. Что касается положительных оценок, то здесь все обстоит с точностью до наоборот. Так, например, наименьший процент определившихся по варианту ответа №2 - 32,9% - приходится на лиц старше 60 лет, тогда как наибольший - 56,3% - не старше 20 лет.

Особый интерес представляет выявление зависимости характера ответов респондентов от различий их социально-профессионального статуса. Если суммировать все положительные оценки (т.е. ответы по вариантам №1-3) то выстраивается весьма показательная иерархия (по нисходящей, в % к итогу):

Студент вуза, техникума, колледжа 91,4
Предприниматель, коммерсант, рыночный торговец 90,2
Наемный работник, занятый в частном секторе 85,8
Государственный чиновник и служащий 82,0
Военный, работник правоохранительных органов 74,3
Работник социальной сферы (учитель, врач и т.д.) 73,9
Квалифицированный рабочий 70,3
Руководитель высшего звена 64,6
Пенсионер 63,7

Если не считать несколько необычное для данной иерархии восьмое место руководителей высшего звена, то в остальном она вполне объяснима. В верхней ее части располагаются те социально-профессиональные группы, которые напрямую заняты в частном секторе (включая вузовскую молодежь, активно совмещающую учебу с работой в коммерческих структурах), тогда как в нижней - преимущественно госбюджетники, чей уровень материального достатка в целом пока что существенно уступает заработкам в негосударственной сфере.

Что касается ответов респондентов, проанализированных с учетом территориальных различий, то наибольшее число тех из них, которые оценивают курс московского правительства негативно, приходится на Восточный департамент - 26,9%, тогда как меньше всего - 8,4%% - на Северо-восточный. Затем по восходящей следуют департаменты: Юго-восточный • 10,0%, Северный -11,1%, Южный -13,6% и т.д.

Вопрос №3. Считаете ли Вы, что в нашем городе созданы все необходимые условия для того, чтобы инициативные и предприимчивые люди - мозговитые и рукастые - могли с выгодой для себя и для общества реализовать свой потенциал? (в % к итогу):

Да, в полном объеме 7,5
Скорее да, чем нет 42,1
Скорее нет, чем да 37,4
Однозначно нет 9,8
Другое 3,2

Как видно из этих данных, в своих ответах респонденты раскололись на две большие группы. Одна, большая часть в 49,6% исходит из того, что в нашем городе если и не в полном, то в значительном объеме созданы все необходимые условия для того, чтобы инициативные и предприимчивые люди могли творчески реализовать свой потенциал. Вторая, меньшая часть в 37,4% высказывает по этому поводу сомнения и считает, что таких условий все же скорее не существует, чем существует. И только 9,8% твердо уверены в том, что их однозначно нет.

Как и в ответах на предыдущий вопрос, четко просматривается их зависимость от возрастных различий респондентов и обнаруживается все та же тенденция уменьшения положительных оценок по мере продвижения к старшим возрастным группам. Так, если по варианту №2 наибольшее число его сторонников приходится на лиц не старше 20 лет • 53,7%, то среди лиц в возрасте от 51 до 60 лет - всего 29,4%. По варианту №4 эти две возрастные группы меняются местами: первые с показателем всего 6,3% находятся на положении “аутсайдера”, тогда как вторые с показателем в 14,7% - “чемпиона”.

Заслуживает внимания и анализ ответов респондентов, построенный на дифференциации их социально-профессионального статуса. Больше других из сугубо положительных оценок (по сумме ответов на варианты №1-2 вместе взятые) исходят такие категории, как студенты - 61,2%, наемные работники, занятые в частном секторе - 53,6%, а также военные и работники правоохранительных органов - 48,6%. Затем по нисходящей следуют: работники социальной сферы - 47,8%, предприниматели и коммерсанты - 47,3% и т.д. Замыкают эту иерархию на ее нижней ступени квалифицированные рабочие - всего 32,9%.

Что касается иерархии тех, кто больше других сомневается в том, что в Москве созданы все необходимые условия для творческой и продуктивной самореализации личности, то здесь пальма первенства однозначно принадлежит руководителям высшего звена - 52.9%. Затем по нисходящей следуют: государственные чиновники и служащие - 49,0%, квалифицированные рабочие - 46,9% и пенсионеры - 42,7%.

По этому же показателю общего числа “сомневающихся” лидируют респонденты, проживающие на территории Юго-восточного департамента - 45,0%. На втором месте - Юго-восточного - 41,9%, на третьем -Восточного - 38,7% и т.д. Последнее место в этой иерархии с показателем в 32,1% занимают жители Северо-западного департамента.

Оценивая эти результаты в целом, следует учесть одно очень важное обстоятельство, а именно: для активной индивидуальной занятости, в том числе в форме частнопредпринимательской деятельности, требуется не только соответствующее государственно-правовое обеспечение, но и наличие громадной массы людей, социально и психологически к этой деятельности предрасположенных. В этой связи необходимо признать, что такой массы у нас пока нет. Или, по меньшей мере, в этой области наличествует существенный дефицит. Что, впрочем, вполне объяснимо, если взять во внимание, что одной из наиболее характерных черт отечественного менталитета как раз и является традиционно низкая степень предприимчивости основной массы населения, равно как и неразвитость установки на трудовую активность как источник благополучия и процветания. В России, как известно, привыкли рассчитывать не на себя, не на собственный упорный и напряженный труд (“работа только дураков любит”), а на емелькино счастье и “щучье (в смысле государственно-государьево) веление”. Не случайно великий отечественный историк В.О.Ключевский в свое время писал: “В других обществах всякий живет, работая и частью проживая, частью наживая: в русском одни только наживаются, другие проживаются и никто не живет и не работает”. И еще. “В России нет средних талантов, просто мастеров, а есть одинокие гении и миллионы никуда не годных людей. Гении ничего не смогут сделать, потому что не имеют подмастерьев, а с миллионами ничего нельзя сделать, потому что у них нет мастеров. Первые бесполезны, потому, что их слишком мало; вторые беспомощны. потому, что их слишком много “.

Из этих утверждений В.О-Ключевского отнюдь не следует, что “русские мужики - плохие работники” и бесталанность, точно также как и экономическая пассивность в их среде обусловлены генетически, т.е. входит в качестве составляющей в их человеческую природу и психику. Прежде всего это результат многовекового экономического рабства, а также того, что граф С.Ю. Витге в своих “Воспоминаниях” назвал “запаздыванием в развитии принципа индивидуальности, а следовательно, и сознания собственности и потребности гражданственности, а в том числе и гражданской свободы, которым не давали развиться естественно”.

Социализм в этом плане еще больше усугубил положение. Благодаря административно-бюрократическому обобществлению всего и вся, человек приобрел статус некоего отвлеченного “трудового ресурса”, полностью отчужденного и от средств производства, и от результатов своего собственного труда. И будучи по этой причине абсолютно не заинтересованным в его совершенствовании и получении лучших результатов, он окончательно разучился работать и превратился в халтурщика, напрочь лишенного профессионального этоса и умения трудиться не из под - палки, т.е. самостоятельно, ответственно, творчески.

И вот этого “экономического раба”, которого десятилетиями приучали не акгивничать, не проявлять инициативы и не любопытствовать (“родное” государство, что нужно даст, что нужно - скажет, что нужно -потребует) в одночасье, что называется с головой, окунули в “капитализм”. Лишенный опеки и не подготовленный к нему как исторически, так и социально, равно как и профессионально, он -в результате не может адаптироваться к абсолютно новым, доселе неизвестным ему условиям. И посему по инерции продолжает пребывать в ипостаси “иждивенца” на “шее у государства” и уповать не столько на себя, сколько на “милости властей”.

Вопрос №4. С учетом получаемых Вами доходов и характера профессиональной деятельности Вы считаете, что (в % к итогу):

Твердо стоите на ногах и с уверенностью смотрите в завтрашний день 5,0
Скорее с уверенностью, чем с неуверенностью 33,5
Скорее с неуверенностью, чем с уверенностью 42,5
Живете в постоянном страхе за то, что будет завтра 16,5
Другое 2,5
   
   

Как видно из этих данных, среди опрошенных москвичей процент “твердых” оптимистов, т.е. тех, кто с уверенностью смотрит в завтрашний день, очень невелик - всего 5,0%. И хотя при этом довольно значителен удельный вес “умеренных” оптимистов - общее число респондентов, определившихся вариантом “скорее с уверенностью, чем с неуверенностью” составило 33,5% - абсолютное же большинство в 59,0% настроено в целом пессимистически.

Особо значительное число пессимистов приходится на старшие возрастные группы: среди лиц в возрасте от 41 до 50 лет, например, оно измеряется 77,5% (по сумме ответов на варианты №3-4 вместе взятые) против всего 43% среди лиц не старше 20 лет и 49,5% в возрасте от 21 до 30 лет.

По этому же показателю, проанализированному через призму статусно-профессиональных различий респондентов, данная категория явно доминирует прежде всего среди пенсионеров - 84,3%. Затем по убывающей следуют: военные и работники правоохранительных органов -74,3%, квалифицированные рабочие - 73,4%, работники социальной сферы - 73,0% и т.д. Замыкает эту иерархию на ее нижней ступени вузовская молодежь и предприниматели - соответственно всего 43,4% и 43,7%.

Что касается оптимистических оценок, то больше других их высказывают жители Северо-западного департамента - 45,2% (по сумме ответов на варианты №1-2 вместе взятые), тогда как меньше других Северо-восточного - всего 33,7%.

Это, хотя и не очень значительное преобладание пессимистических настроений среди опрошенных москвичей с точки зрения их уверенности в завтрашнем дне, вряд ли можно назвать неожиданным. Оно, как представляется, является вполне естественной реакцией на такую доминантную черту нашей жизни, как нестабильность, причем нестабильность, так сказать, глобального масштаба, на стратегическом уровне развития нашего общества, т.е. речь идет не только и даже, может быть, не столько о таких житейских проблемах как работа, зарплата, цены, жилье и т.д. Главное состоит в том, что до сих пор нет ясности в перспективах развития рынка и твердых гарантий необратимости выбора рыночных реформ, равно как и частной собственности и частнопредпринимательской деятельности. Нет твердой уверенности в том, что в стране в конце концов что ни будь путное, да и состоится, и она навсегда избавилась от возможности еще одной “экспроприации экспроприаторов” и жизни в перманентной борьбе “белых” и “красных” по принципу “кто кого”.

Уместно в этой связи привести оценки социального самочувствия отечественных предпринимателей, высказанные на страницах “НГ” их собратом Б.Юрьевым - в прошлом рядового инженера КБ. а ныне “свободного негоцианта в облике челнока”. Имея ввиду ту часть предпринимателей, которые вышли из бывшей комсомольской номенклатуры, он, хотя и с большой долей сарказма, вполне обосновано пишет: “Сегодня все они выглядят вполне респектабельно: отглаженные, надушенные, затянутые в дорогие галстуки. Респектабельна и внешняя атрибутика: офисы в Центре, голенастые девицы- секретарши козьими глазами в “предбанниках” кабинетов, золоченные визитки, что норовят всучить они пухлыми ручонками всякому и каждому при встрече. Но, увы, как бы не надували бывшие молодежные вожаки щеки, как бы важно не заносили свои тронутые жирком телеса в салоны “мерседесов” и “вольво”, - в глубине глаз большинства из них откровенный страх... В этом страхе слились воедино и неуверенность в нынешней ситуации в государстве (вот придут к власти “красные “ - и всем им хана - деньги на бочку, сами на лесоповал), и полная незащищенность перед трехглавой гидрой (рэкет, налоги, неплатежеспособность партнеров) “.

Вопрос №5. Как Вы относитесь к тому, что в рамках развития частного предпринимательства в нашей стране появился класс очень богатых людей, владеющих миллиардными состояниями? (в % к итогу):*

Безусловно одобряете, ибо исходите из того, что наличие богатых людей - необходимый и неизбежный компонент всякой здоровой экономики 11,6
Относитесь вполне благожелательно и терпимо, если деньги заработаны честно - за счет предприимчивости и знания дела 44,5
Противитесь, так как считаете, что “трудами праведными, не наживешь палат каменных”, т.е. больших денег честным путем заработать нельзя 20,6
Категорически против - быть богатым в бедной стране, “возводить дворцы, когда вокруг одни хижины” - грех 5,8
Ваше отношение совершенно индифферентное - в конце концов каждый живет как может - в меру своих сил и талантов 16,0
Другое 1,5

Как видно из этих данных, процент тех из респондентов, которые безусловно одобряют появление в нашей стране класса очень богатых людей, владеющих миллиардными состояниями, невелик-всего 11,6%. Чуть больше этого числа численность тех, кто относится к отечественным “нуворишам” совершенно индифферентно и, тем самым, объективно как бы тоже одобряет - 16,0%. В то же время довольно значительное большинство в 44,5% относится к ним вполне благожелательно и терпимо только в случае, если деньги заработаны честно - за счет предприимчивости и знания дела. 20,6% - противятся, так как считают, что больших денег честным трудом заработать нельзя. И, наконец, 5,8% заявляют о том, что категорически против, так как считают, что быть богатым в бедной стране и “возводить дворцы, когда вокруг одни хижины -грех”.

Таким образом подавляющее большинство опрошенных москвичей в 70,9% или прямо выступают против большого богатства, или же оговариваются, что готовы относится к нему терпимо только тогда, когда оно легитимно, т.е. заработано честным путем. Вот что в этой связи написал на страницах анкеты один из респондентов: “У меня нет никаких возражений против богатства наших выдающихся спортсменов и музыкантов, ибо в его основе данный природой талант и упорный труд. Но за счет каких талантов и трудов появились миллиарды у тех, которых сегодня с легкой руки Б.Немцова, зовут “олигархами”? И хотя безымянный автор не дает ответа на им же поставленный вопрос, содержащийся в самой его формулировке намек на нелегитимное происхождение этих миллиардов более, чем очевиден. А если при этом учесть такие обстоятельства, как то, что, по некоторым данным, в зарубежных банках в виде авуаров отечественных предпринимателей скопилось чуть ли не 350 млрд. долларов, всеми правдами и неправдами вывезенных из страны, и в на самом верхнем этаже властной пирамиды в России всерьез ставится вопрос об экономической амнистии, то такого рода намек выглядит далеко не надуманным.

Больше всего негативное отношение к отечественным мультимиллионерам и миллиардерам характерно для респондентов старших возрастных групп. Так, наиболее значительное их число по в варианту №3, т.е. убежденных в том, что “палаты каменные у нас возводятся без трудов праведных”, приходится на лиц старше 60 лет - 32,9%, тогда как наименьшее - всего 12,7% - на лиц не старше 20 лет.

Больше других с показателями намного выше фоновых одобряют появление в нашей стране очень богатых людей руководители высшего звена - 29,4%. Затем следуют предприниматели и коммерсанты -соответственно 17,9%, а также вузовская молодежь - 17,3%. Намного ниже фоновых такого рода показатели присущи пенсионерам и работникам социальной сферы - всего 3,4 и 5.2%.

Совершенно индифферентное отношение больше других высказывают жители Юго-восточного департамента - 21,7%. Затем следуют жители департаментов: Западного - 18,9%, Юго-западного -18,2% и т.д. Замыкают эту иерархию жители Северо-восточного и Восточного департаментов - соответственно всего 9,7 и 9,5%.

Вопрос №6. Преимущественно в облике кого предстает перед Вами большинство тех, кого принято называть “новыми русскими”?

Ответы респондентов выстраивают следующую весьма нелицеприятную для отечественного бизнеса иерархию (по нисходящей, в % к итогу):

Спекулянтов, т.е. тех, кто зарабатывает себе на жизнь перепродажей “с наваром” бросового товара, закупленного за рубежом 63,4
“Бандократов”, т.е. криминалитета, который спаивает народ фальсифицированной водкой и накачивает “наркотой” 66,1
Ростовщиков, т.е. тех, кто живет за счет спекуляций валютой и ценными бумагами, а также предоставления под высокий процент денежных кредитов и ссуд 65,3
Непатриотов, т.е. тех, кто напрочь лишен национальной почвы и озабочен только тем, как скорее набить свой карман и затем переселиться “за бугор” 60,3
Компрадоров, т.е. тех, кто делает деньги в качестве торгпредов иностранных фирм и продвигает их товар на внутреннем рынке в ущерб национальному производителю 55,7
“Пахарей-сеятелей”, т.е. тех, кто производит и насыщает отечественный рынок высококачественными товарами и услугами 18,6
Благотворителей, т.е. тех, кто “делится с народом” и оказывает безвозмездную помощь нуждающимся людям и организациям (церковным общинам, детским домам и др.) 16,7
Меценатов, т.е. тех, кто бескорыстно покровительствует науке и искусству 15,9
Патриотов, т.е. тех, кто думает не только о себе, но и о насущных проблемам возрождения и процветания России 14,6
Другое 7,8

Эти данные говорят сами за себя - если сложить все полученные результаты и вычленить из них сумму ответов на первые пять вариантов вместе взятым, то получиться, что в итоге на них приходится 81,1%. (315,8 из 389,4%). При чем такое почти сугубо негативное восприятие массовым сознанием “новых русских” характерно не только для старших, но и младших возрастных групп - если по этой же методике определить удельный вес отрицательных ответов среди лиц не старше 20 лет, то он несколько даже превысит аналогичный показатель у лиц старше 60 лет -81,9% у первых против 80,7% у вторых.

Отсутствие сколь ни будь значительных различий по данному показателю присуще и ответам респондентов разных социально-профессиональных категорий. Даже у предпринимателей и коммерсантов он, хотя и несколько ниже фонового, достаточно высок и составляет 75,8%, а у наемных работников, занятых в частном секторе, вообще его превышает и достигает 86,8%.

Эта доминанта “негатива” в восприятии массовым сознанием “новых русских” имеет под собой, с одной стороны, наши “евразийские” ментальные традиции, сформированные в значительной степени догматами русской православной церкви и нашедшими свое воплощение в народных пословицах и поговорках по типу того, что “Бедность - не порок, а богатство- это грех”, “Кто малым доволен, тот у Бога не забыт”, “Живем не широко, а узких Бог милует” и т.д. В этой связи дореволюционный отечественный социолог П.А.Бурышкин писал: “Нужно сказать вообще, что в России не было “культа” богатых людей, который наблюдается в западных странах. Не только в революционной среде, но и в городской интеллигенции к богатым людям было не то, что неприязненное, а мало доброжелательное отношение “. И именно поэтому в отличие от Запада, где слова “буржуа”, “буржуазный” означали почетное общественное положение, у нас они всегда носили преимущественно порицательный характер, на а в годы советской власти вообще были чуть ли ругательствами, “круто замешанными на классовой ненависти пролетариата к капиталу”.

С другой стороны, негативное отношение к “новым русским” в значительной, если в не решающей, степени связано с преобладанием в их среде девиантных, т.е. отклоняющих от правовых и нравственно-этических, в том числе религиозных норм и установлении, форм предпринимательской активности. Это, вне всякого сомнения, реакция на такие явления, как::

Во-первых, массовое, вполне осознанное надувательство неискушенных в “монетаризме” сограждан и криминальную экспроприацию их трудовых сбережений путем пирамидостроительства и других финансово-валютных афер и спекуляций;

Во-вторых, непроизводственную, преимущественно спекулятивно-посредническую и спекулятивно-торгашескую предприимчивость, которая не простирается дальше примитивной ларьковой перепродажи с “наваром” закупленного за рубежом товара, причем товара, нередко залежалого и бросового;

 В-третьих, “пиршества во время чумы”, т.е. бурного строительства дворцовых ансамблей и замков, выпячивания богатства, ведение демонстративно роскошного образа жизни и т.д. в условиях, когда большинство простых россиян отброшено на грань биологического выживания;

В-четвертых, криминализации общественной среды и навязывание социуму норм и стандартов зековской жизни - разгул преступности и насилия, кровавые разборки и заказные убийства с гибелью ни в чем неповинных людей - случайных свидетелей и прохожих и др.

И хотя, конечно, нельзя (Не согласиться с теми респондентами, которые в разделе “другое” написали, что “не следует под одну гребенку грести всех отечественных предпринимателей, ибо они разные”, тем не менее, у наиболее репрезентативного и массового их типа “физиономия” все же не то что бы не очень, а вообще несимпатичная и, более того, “здорово перекошенная”. Как с точки зрения используемых “технологий” делания денег, так и законопослушания, социальности и т.д.

Вопрос №7. По Вашему мнению, развитие каких сторон человеческой природы и психики стимулирует движение России к рынку? (в % к итогу):

Преимущественно негативных - таких, как чрезмерный эгоизм и стяжательство, цинизм и агрессивность, потребительское отношение к людям и т.д.) 18,3
Преимущественно позитивных - таких, как порядочность и обязательность в делах, высокая социальность и готовность прийти на помощь ближнему и т.д. 22,7
Качеств, лишенных нравственной нагрузки. - таких, как деловитость, предприимчивость, умение рисковать и т.д. 55,5
Другое 3,5

Как видно из этих данных абсолютное большинство респондентов в 55,5% исходит из того, что движение России к рынку и развитие института частного предпринимательства стимулирует формирование прежде всех тех человеческих качеств, которые лишены нравственной нагрузки, т.е. энергичность и целеустремленность, деловитость и умение рисковать, равно как и брать на себя за это ответственность и т.д. И это действительно так, если к тому же учесть, что в годы социализма такого рода качествам не давали возможности развиваться естественно и всячески их подавляли. Ведь кто такой предприниматель? Это, как справедливо отмечает отечественный политолог А.С.Панарин, некий “гетерогенный социо-культурный тип”, который “включает в “сублимированном” виде черты завоевательного типа - раскованное, “авантюрное” воображение, азарт и готовность к риску. Предприниматель не столько организатор производства (в этом качестве его вытесняет наемный профессиональный менеджер), сколько социальный первооткрыватель и коммуникатор. Он открывает новые социальные потребности и, следовательно, новые рынки и налаживает новые связи - межгрупповые. межрегиональные, межкультурные “.

В то же время выделяя такого рода раскованные и рискованные черты предпринимателя как носителя технологических и социальных инноваций и нововведений, нельзя не учитывать и социально-нравственных аспектов. Того, на что направлена предпринимательская активность, как в ней соотносятся общественное и частное, допустимое и запретное и т.д. Поэтому несомненно правы и те респонденты, которые указывают на то, что одновременно с развитием этих лишенных нравственной нагрузки качеств в предпринимательской среде интенсивно развиваются и становятся преобладающими негативные качества, такие, как чрезмерный эгоизм и стяжательство, цинизм и потребительское отношение к людям и др. Если бы это было не так, то и не было бы этого обрисованного выше доминантного типа отечественного предпринимателя, а именно, предпринимателя с “перекошенным лицом”.

Последний открытый вопрос №8. содержал просьбу отметить те изменения и новые явления в жизни нашего города, которые, в представлении респондентов, символизируют и олицетворяют собой рыночные реформы.

В этой связи следует прежде всего подчеркнуть довольно высокую активность опрошенных - число определившихся составило абсолютное большинство в 66,0% или 929 человек из 1408. В содержательном плане спектр высказанных при этом оценок и мнений оказался довольно широким и мозаичным - наряду с доминантой сугубо положительных, а, нередко, и эйфорических суждений, много и таких, которые следует отнести к категории нейтральных, т.е. просто-напросто констатирующих те или иные факты, или же к разряду, если и не полностью, то в значительной мере отрицательных.

Если суммировать все высказанное респондентами по вопросу №8, то в обобщенном виде вырисовывается следующая картина того нового, что принесли городу рыночные реформы.

 Обозначенное знаком “плюс”;

  • товарное насыщение потребительского рынка и ликвидация такого уродливого явления “застойного” развития, как многочасовые стояния в очередях за куском колбасы. Как отметили многие респонденты, основная проблема теперь не в том, где, а на что купить, т.е. “товарный дефицит уступил место денежному”. При этом, правда, обращается внимание на засилье иностранных товаров и скудный ассортимент отечественных, за исключением продуктов питания;
  • Я развитие и укоренение института частной собственности и частного предпринимательства. Обретение людьми естественного и неотчуждаемого права владеть недвижимостью (квартирой, дачей и т.д.), а также организовать собственное дело, творчески реализовав в нем свои идеи и таланты;
  • появление и расширение сферы престижной занятости, заметный рост возможностей с выгодой для себя продавать свои “мозги “ и “золотые руки”, равно как и реализации принципа: “кто хочет жить лучше, должен больше и лучше работать”;
  • Политические и гражданские свободы и прежде всего свобода слова и печати. Поражает обилие всевозможных периодических изданий на любой вкус, а также наличие множества независимых информационных агентств, теле- и радиостанций. В этом же ряду падение “железного занавеса” и свобода выезда “за бугор” на отдых, учебу и пр.;
  • строительство современных величественных офисных зданий и бизнес-центров, торговых рядов и комплексов, обилие коммерческой рекламы, что придает Москве “облик современного преуспевающего европейского города”. Чаще всего в этой связи упоминается Манеж;
  • Благоустройство городских кварталов и заметное улучшение санитарного состояния города. Особенно поражает чистота улиц в центре и, в частности, на Тверской;
  • Реставрация памятников архитектуры и культовых зданий, строительство Храма Христа Спасителя и Мемориального комплекса на Поклонной горе;
  • Расширение возможностей организованного проведения досуга (обилие кафе, баров, ночных клубов и казино, ресторанов, дискотек и т.д.);
  • забота о транспортных артериях столицы, реконструкция и расширение МКАД;

 

Со знаком “минус” или скорее “минус, чем плюс”;

  • Москва “обрешетилась”, т.е. “ощетинилась” и покрылась густой сетью металлических решеток не только на окнах частных магазинов и офисов, но государственных учреждений и контор;
  • Москва “обохранилась”, т.е. появилась целая армия всякого рода “секюрити”, т.е. охранников, причем не только в коммерческих структурах, но и в государственных вплоть до районных поликлиник и общеобразовательных школ
  • заметными стали резкие контрасты с точки зрения распределения богатства и скудности, появление на улицах города и транспортных артериях (метро, вокзалы и т.д.) множества нищих и попрошаек, беспризорных детей. Привычными стали картины копающих в мусорных баках стариков и бомжей;
  • резко возрос парк личного автотранспорта, превышающий пропускную способность московских улиц. Постоянные пробки на дорогах создают серьезные проблемы для горожан, пользующихся наземным городским транспортом, особенно в часы “пик”. Существенно усугубляет эти проблемы появившийся в связи с рыночными реформами массовый тип мелких рыночных и уличных торговцев с металлическими тележками и громадными баулами с ширпотребом;
  • Резкий рост преступности и насилия, что выдвигает на первый план проблему надлежащего обеспечения физической и имущественной безопасности горожан. Появились такие ранее практически неизвестные явления в жизни москвичей, как чуть ли не повседневные заказные убийства. Профессия киллера стала, если не массовой, то довольно широко востребованной. В этом же ряду и интенсивно развивающийся киднеппинг - похищение детей и взрослых с целью получения выкупа:
  • Заметное падение нравов. Как написал на страницах анкеты один из респондентов, “город стал лучше, а люди хуже”. Растет бездуховность и воинствующий эгоцентризм, вседозволенность и агрессивность, разврат и проституция, в том числе детская;
  • Усиливается “колонизация” Москвы неславянскими диаспорами из других регионов РФ, и прежде всего Кавказа и стран СНГ. В результате распределение богатства и скудности в нашем городе приобретает все более ярко выраженную национальную окраску -среди очень богатых “новых русских” фактически преобладают “нерусские “, тогда как среди “новых бедных “ - русские;
  • Коммерциализация многих ранее оказывавшихся населению бесплатно услуг и прежде всего таких, как образование и здравоохранение. В этом же ряду и такие весьма своеобразные “рыночные” ассоциации, как платные туалеты, платные автостоянки и пр.

Этот реестр можно было бы продолжить, но и перечисленного достаточно для того, чтобы заключить рыночные реформы в нашем городе весьма благоприятно сказываются на многих сторонах жизнедеятельности москвичей. Как в плане градостроительства и благоустройства городских кварталов, так и с точки зрения возможностей реализации людьми таких неотчуждаемых прав, как право на собственность и выбор рода занятий, свободу частного предпринимательства и т.д. В то же время в силу ряда объективных причин, связанных прежде всего со столичным статусом Москвы и превращением ее в крупнейший центр деловой активности, на “здоровом теле” нашего города появились такие “болячки” и “язвы”, как разгул преступности и насилия, массовый наплыв нищих и попрошаек из других городов и весей РФ, равно как и стран СНГ, чрезмерная “интернационализация” населения и связанное с ней общественное разделение труда, принимающее все более ярко выраженную национальную окраску и др.

  Далее


* Процентное соотношение ответов выведено из общего числа респондентов, определившихся одновременно по нескольким вариантам, и поэтому не сводится в итоге к 100%. Сказанное в равной мере относится и к результатам ответов на вопрос № б.

* Примечательно, что эти результаты с почти стопроцентной точностью совпадают с ответами респондентов на этот же вопрос, полученными в ходе репрезентативного опроса москвичей, проведенного в феврале-марте 1996 г. (См.:Общественное лицо отечественного бизнеса глазами москвичей. М. Пульс. №12 (96). 1996. с. 11-12) 

return_links(4); ?>
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России