Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Проблема

 
Выборы губернатора Московской области:
региональный и общефедеральный аспект.

Прошло несколько месяцев со времени выборов губернатора Московской области. Казалось бы, страсти улеглись, губернатор избран и вряд ли имеет смысл возвращаться к этой истории. Однако последствия прошедшей бурной кампании до сих пор сказываются как на самом высоком уровне российской политики, так и в судьбе различных участников подмосковного избирательного марафона. И мы с позиции сегодняшнего дня попытаемся заглянуть в недавнее прошлое, чтобы отчетливей разглядеть его отголоски в настоящем.

Подмосковный регион – один из важнейших в стране по своему экономическому и политическому потенциалу. Тесная взаимосвязь с экономикой Москвы, наличие мощной промышленной инфраструктуры, развитого аграрного сектора, знаменитых “научных городков” с их богатейшими интеллектуальными ресурсами придает Подмосковью статус второго по значению субъекта Российской Федерации. Вместе с тем взаимоотношение его руководства с субъектом номер один давно являлось болевой точкой российской региональной политики. С одной стороны – настойчивые разговоры о необходимости объединения Москвы и области в единый Московский регион, с другой – страстная критика подобных проектов и заявления о недопустимости превращения Подмосковья в “безропотного донора столицы”.

Продолжительное губернаторство Анатолия Тяжлова было отмечено обострением многочисленных проблем региона, сопровождавшимся своеобразной “страусиной политикой” руководства. Её сущность состояла в полном или частичном игнорировании многочисленных фактов неудовлетворительного состояния области. Между тем некогда наиболее благополучный регион страны переместился по уровню жизни с 2-го на 44-е место, подмосковная промышленность и аграрный сектор пребывали в состоянии стагнации, в дополнении к этому масса нерешенных проблем с задолженностью по зарплатам и пенсиям, острейшая экологическая ситуация, многочисленные проблемы в области здравоохранения. Кроме того, внешняя лояльность губернатора к московскому мэру таила за собой отнюдь непростые взаимоотношения между коллегами-однопартийцами.

Лидер “Отечества” не мог довольствоваться реальным положением дел в Московской области, его явно не устраивала существовавшая схема взаимоотношений между Москвой и Подмосковьем. Анатолий Тяжлов же отнюдь не с восторгом относился к идее интеграции двух регионов и включился в предвыборную гонку в качестве председателя областного отделения движения московского мэра явно с надеждой опереться на растущий рейтинг ОВР.

Выдвижение кандидатуры генерала Бориса Громова – человека “команды Лужкова” и также члена “Отечества” стало сильным ходом Москвы, дающим возможность политического маневра в том случае, если предвыборные позиции действующего губернатора окажутся недостаточно убедительными. Кроме того, в отличие от Анатолия Тяжлова Борис Громов был однозначно нацелен на работу области в теснейшей связке с Москвой.

Очевидно, что в свете разгоравшейся острой борьбы Кремля с блоком Лужкова – Примакова для окружения Б. Ельцина было недопустимо усиление позиций московского мэра за счет победы его кандидата на подмосковных выборах. Победа ОВР в думской кампании и Громова (в большей степени) или Тяжлова (в меньшей степени) в Подмосковье означала, фактически, превращение ОВР в “партию власти” и открывала бы ее лидерам путь в Кремль. В этой ситуации президентскому окружению необходим был экстраординарный ход.

Отсутствие официального кандидата от прокремлевского “Единства” на пост губернатора Московской области изначально никого не должно было вводить в заблуждение. Грянувшее словно гром среди ясного неба заявление Геннадия Селезнева о желании вступить в борьбу за должность главы Подмосковья многими было превратно истолковано как стремление КПРФ установить контроль над важнейшим регионом страны. Однако изначально это событие внесло раскол в ряды коммунистов, областная организация которых работала на кандидатуру академика Владимира Кашина, ставшего в итоге кандидатом на пост вице-губернатора в паре с председателем Госдумы. Думского же лидера члены и сторонники КПРФ давно воспринимали настороженно, с большим основанием видя в нем московского политика, способного играть по другим правилам, нежели того требует партийная дисциплина.

Свою интригу в предвыборный расклад внёс и знаменитый в прошлом биатлонист, удачливый предприниматель, но абсолютно не известный до этого в качестве политика Александр Тихонов. Являясь членом оргкомитета “Отечества” и имея тесные связи с Юрием Лужковым, он, тем не менее, шел на выборы в качестве независимого кандидата, на первоначальной стадии кампании выражая явную симпатию в адрес московского мэра.

Избирательная кампания Анатолия Тяжлова началась, фактически, задолго до ее официального старта. Ее кульминацией стало празднование 70-летия Московской области с грандиозным представлением в Кремлевском дворце съездов. Уже в ходе этого мероприятия действующий губернатор предстал в качестве верного соратника московского мэра, активного участника его движения “Отечество”. Дальнейший ход кампании Анатолия Тяжлова, проходившей под лозунгами “Москва и область – близнецы-братья” и жестко привязанной к идеологии ОВР, только лишь закрепил этот образ. Таким образом, уже на тактическом уровне командой действующего губернатора была допущена явная ошибка: расчет на то, что популярность лидеров ОВР и лично Лужкова как локомотив сможет вынести Тяжлова в число лидеров избирательной гонки, дал прямо противоположный результат. В свете общероссийской кампании по дискредитации движения ОВР эта тактика оказалась провальной: обрушившийся на московского мэра поток грязных политтехнологий так или иначе бил и по его “главному союзнику” в Подмосковье. Административный ресурс, активно использовавшийся Тяжловым в ходе кампании, также не дал ожидаемого эффекта. Усиленно рекламируемая связка “Тяжлов А.С. + Голубев В.Ю.”, рассчитанная на то, что молодая и динамичная фигура кандидата в вице-губернаторы дополнит основательный образ опытного хозяйственника – губернатора, провалилась из-за недостаточной раскрутки Голубева. Наконец, главное кредо тяжловской кампании “От добра добра не ищут” выглядело явно неубедительным на фоне острой критики оппонентов в адрес действующего губернатора. И все же основной причиной поражения Анатолия Тяжлова явилось отсутствие мощной политико-экономической поддержки. Долгие годы губернаторства доказали неэффективность его стиля управления областью, что прекрасно осознавали основные действующие лица российской политики.

Ошибками команды Анатолия Тяжлова удачно воспользовался Геннадий Селезнев, построивший свою кампанию на жесткой критике действующего губернатора. Даже основной лозунг его кампании – “Сильный губернатор – трезвая власть” - весьма прозрачно и недипломатично намекал на известные недостатки Тяжлова. Спикер Госдумы, имеющий в запасе огромный политический капитал, однозначно воспринимался как фаворит избирательной гонки. К тому же его команда явно пыталась играть на разных электоральных полюсах. С одной стороны, Селезнев фигурировал как кандидат от КПРФ, заставляя работать на себя партийные региональные организации со всей их мощной инфраструктурой, с другой – его кампания органично вливалась в русло критики ОВР и ее руководства, противопоставляя кандидатуру спикера действующему губернатору в качестве антитезы самостоятельности области ее подчиненности интересам Москвы. Таким образом, вырисовывалось явное совпадение интересов и тактических действий между командой Селезнева и силами, стоящими за “Единством”.

В ходе кампании стало заметным изменение политических предпочтений Александра Тихонова. Если еще в ноябре на вопрос о своих политических симпатиях он отвечал, что является членом оргкомитета “Отечества” и среди политиков ему ближе всего Юрий Лужков, то накануне дня выборов ответ на тот же вопрос звучал совсем иначе: “В прошлом я стоял у истоков движения “Отечество”. Но сейчас там много людей, которые мне не нравятся”. Вообще фигура Александра Тихонова заслуживает особого внимания. В начале кампании мало кто воспринимал этого кандидата всерьез. Между тем три основополагающих фактора успеха определили стремительный рост его популярности. Во-первых, личные качества самого кандидата; во-вторых, профессиональная команда; в-третьих, финансовые ресурсы. Заранее проведенная PR-кампания в центральных и региональных СМИ обеспечила кандидату не просто узнаваемость, но, фактически, создала один из самых ярких образов среди кандидатов в губернаторы. Великий в прошлом спортсмен (четырехкратный чемпион Олимпийских игр, тринадцатикратный чемпион Мира, занесенный в Книгу рекордов Гиннеса как “лучший биатлонист ХХ века”); защитник Отечества, награжденный боевым орденом Красной Звезды; организатор и руководитель уникального аграрного комплекса в Подмосковье и Ростовской области, обеспечивающего их жителей качественными пищевыми продуктами; яркая личность, способная решать любые проблемы – вот лишь некоторые черты этого образа. Поддержка же мощных финансово-промышленных групп позволила провести грандиозную и агрессивную кампанию, в ходе которой неизвестный никому кандидат выдвинулся в число лидеров избирательной гонки. При этом созданный образ кандидата захватывал достаточно широкое, хотя и неоднородное, электоральное поле, включая в себя группы предпринимателей, военных, представителей общественных и спортивных организаций и др.

В некоторой степени близкие к Александру Тихонову электоральные позиции занимал Борис Громов. В отличие от Анатолия Тяжлова, его кампания не была тесно связана с движением московского мэра, хотя, по сути, генерал, как уже было сказано, находился еще в более тесных отношениях с Юрием Лужковым. В избирательном же марафоне он использовал популярную в народе идеологию “твердой руки”, выдвинув лозунги патриотизма, борьбы с коррупцией, особого отношения к социальной сфере, к таким острым для региона вопросам как здравоохранение и экология. Умелая работа избирательного штаба и поддержка правительства Москвы обеспечивали Борису Громову симпатию значительного числа жителей Московской области. К тому же Анатолий Тяжлов, на которого обрушился основной удар противников московского мэра, сослужил невольную службу генералу, выведя его из-под потенциальной волны грязных политтехнологий.

Упомянутое выше изменение политических симпатий Александра Тихонова было не случайным. Источники финансирования его кампании, так или иначе, говорили об участии в этом проекте Кремля. Сложная политическая конфигурация стала проясняться с того момента, когда к концу кампании обозначилось сближение позиций Александра Тихонова и Геннадия Селезнева. Одним из актов грандиозной предвыборной кампании первого явилось проведение в Москве и Подмосковье серии матчей звезд российского и канадского хоккея. Участие Геннадия Селезнева в этом спортивном празднике стало символическим актом, обозначившим установление своеобразного альянса между двумя претендентами.

Вопрос о стратегических целях участия Александра Тихонова в кампании по выборам губернатора Подмосковья остается не до конца ясным. Его команда работала на победу и без преувеличения была близка к ней. Так, по имеющимся у нас данным опроса, проводившегося независимой группой американских социологов на территории районов Коломенского избирательного округа 9–12 декабря, электоральные предпочтения избирателей выглядели следующим образом: Тихонов – 17,4 %, Селезнев – 15,7 %, Тяжлов – 10,8 %, Громов – 10,7 %. Даже если учесть тот факт, что на юго-востоке области работала единая команда молодых “полевиков” на протяжении всей кампании дававшая самые высокие результаты, прохождение Александра Тихонова во второй тур еще за неделю до дня голосования представлялось гарантированным. Однако ключевая последняя неделя обернулась, фактически, “сдачей” добытых с таким трудом высоких позиций. Стало ли это результатом заранее разработанного плана, или тактическим шагом сложившегося альянса двух кандидатов, или просто следствием ошибок руководства избирательного штаба Александра Тихонова – сейчас сложно сказать. Но очевидно, что союз Тихонова и Селезнева не дал ожидаемых результатов. Но об этом речь впереди.

Итоги первого тура были если не неожиданными, то вызывающими: Селезнев – 27,62 %, Громов – 20,69 %, Тихонов – 13,59 %, Тяжлов – 12,42 %. Выход во второй тур Геннадия Селезнева и Бориса Громова был прогнозируем. Однако четвертое место действующего губернатора и третье политического новичка многими воспринималось как сенсация. Анатолий Тяжлов, к концу кампании потерявший всех своих союзников и метавшийся в поисках поддержки от Тверской до Кремля и обратно, вполне логично пожинал плоды своей “страусиной политики”. Что же касается Александра Тихонова, то, исходя из вышеизложенного, можно говорить лишь о частичном его успехе. Третье место для политического новичка – это, бесспорно, неплохой результат. Однако ожидаемой хорошо информированными специалистами сенсации не произошло. Альянс “Селезнев – Тихонов” “срезал” на финише бывшего биатлониста. Но стал ли он полезен думскому спикеру? Ответ на этот вопрос дали итоги второго тура.

Однако прежде обратимся к общеполитической ситуации в стране после 19 декабря и роли в ней подмосковного фактора.

Поражение блока Лужкова – Примакова на выборах в Государственную Думу придало новый содержательный импульс губернаторской кампании в Подмосковье. После выборов в Госдуму политический ландшафт в России претерпел кардинальные изменения. Для ОВР проигрыш на декабрьских выборах оказался не просто не сданным политическим экзаменом, но означал коренное изменение в политической самооценке и в понимании собственных политических потенций. Не оправдались надежды на роль первой скрипки в федеральном политическом оркестре, что заставило лидеров блока, и в первую очередь Юрия Лужкова, с повышенным вниманием отнестись к событиям в области. Не случайно сразу после первого тура московский мэр заявил, что возглавляемый им политический блок во втором туре выборов губернатора “консолидируется на поддержке члена политической организации “Отечество”, то есть на поддержке Бориса Громова. В новых условиях битва за Подмосковье приобретала для Юрия Лужкова очень важное значение. Даже минимально возможное расширение политического домена давало некоторые надежды сгладить последствия политического поражение на федеральном уровне и сохранить имидж весомой политической силы в отношениях с Кремлем. Если хозяином Подмосковья становился Геннадий Селезнев – недвусмысленная креатура Кремля – Юрию Лужкову предстояли очень непростые взаимоотношения с сильным и политически недружественным губернатором области, области, от которой в немалой степени зависит стабильная обстановка в самой столице. В этом случае московскому мэру грозила перспектива увязнуть в урегулировании хозяйственно-бюджетных коллизий и оставить претензии на сколь-нибудь солидное позиционирование себя и своего движения на общефедеральном политическом поле.

Таким образом, речь шла не просто о Подмосковье. Привыкший к победам московский лидер не мог допустить своего превращения в “одного из” региональных начальников. В свою очередь Кремль добивался именно этого. В данной ситуации только лишь ставший и.о. президента Владимир Путин идет на беспрецедентный шаг, раскрывая политические карты и открыто поддерживая Геннадия Селезнева. С другой стороны, Александр Тихонов полностью переходит на сторону спикера и призывает своих сторонников проголосовать за его кандидатуру. Дело казалось решенным. Но в этом почти безвыходном положении московская команда идет в наступление и успешно использует ошибки противника.

Во-первых, Г. Селёзнев пал “жертвой” элементарной раскладки электоральных предпочтений подмосковных избирателей. Расчет на то, что значительная часть голосов А. Тихонова и А. Тяжлова перейдёт к нему, оказался несостоятельным. И здесь свою роль сыграла привязка спикера к КПРФ. Разноликий электорат А. Тихонова, в большей своей массе был отнюдь не прокоммунистический, и значительная часть представителей малого и среднего бизнеса, военных, интеллигенции, спортивных организаций и т. д., поддержавших в первом туре А. Тихонова, во втором отдали свои голоса за Б. Громова. В отношении же “наследства” А. Тяжлова свою роль сыграл фактор “Отечества”, следуя которому избиратели проголосовали за второго представителя движения московского мэра.

Во-вторых, Г. Селезнёв, вольно или не вольно наступил на те же грабли, которые подвели теперь уже бывшего губернатора А. Тяжлова. Стоило В. Путину обозначить приоритеты власти во втором туре, как тут же заработал рычаг административного воздействия на избирателей, давший, как и в случае с А. Тяжловым, прямо противоположный результат. К тому же административным ресурсом намного удачнее воспользовалась команда Лужкова, не столь грубо как Кремль, но результативно оказав влияние на итоги голосования.

В-третьих, решающим фактором победы Б. Громова стал высокий уровень явки избирателей. Если устойчивый и пожилой коммунистический электорат, уверенный в победе своего кандидата, мог и не прийти во второй раз к избирательным урнам, то угроза получить “красного” губернатора подняла неактивно голосующее и достаточно молодое “болото”, определившее, в конце концов, итог выборов.

11 января 2000 г. председатель Мособлизбиркома В. Смирнова сделала официальное заявление о победе Бориса Громова. По данным Мособлизбиркома за него проголосовало 1174880 избирателей, за Геннадия Селезнева отдали свои голоса 1133440 жителей Подмосковья. Активно сказали “нет” обоим кандидатам 97171 избиратель. По аналогии с первым туром выборы 9 января 2000г. сопровождались скандалом по поводу возможной фальсификации итогов голосования. На этот раз инициатива, естественно, исходила от Селезнева, но и победивший претендент на кресло губернатора области в свою очередь 11 января в интервью радио “Эхо Москвы” заявил, что выборы губернатора Московской области прошли “с некоторыми нарушениями”. Впрочем, уже тогда было очевидно, что результаты выборов не будут отменены и Подмосковье обрело нового губернатора на четыре последующих года.

Значение победы Бориса Громова не ограничивается региональным масштабом и имеет общеполитическое значение. Ее можно расценивать как реванш Юрия Лужкова, сумевшего нанести Владимиру Путину первое ощутимое поражение. В то же время перед московским градоначальником встает ряд проблем, от успешного решения которых во многом зависит сохранение и преумножение январского успеха его команды.

Прежде всего представляется весьма непростой практическая консолидация усилий городского и областного руководителей на данном этапе. В ближайшем будущем новому губернатору предстоит в полной мере осознать глубину многочисленных и запущенных областных проблем. Их решение сопряжено с поиском источников инвестиций в экономику области. Отнюдь не безоблачно выглядит перспектива отношений Бориса Громова с Мособлдумой. Отдельной темой для нового губернатора Подмосковья станет регулирование отношений со многими главами районных администраций, избранных или переизбранных на свои должности одновременно с выборами губернатора области. Руководители крупных, экономически развитых районов в условиях ослабления ОВР способны выдвинуть претензии на расширении своих властных полномочий. Одновременно кажется маловероятным, что Юрий Лужков окажется в состоянии выделить “союзной” области достаточные ресурсы, прежде всего финансовые, в преддверии выплат по зарубежным кредитам, предоставленных столице, и перед лицом других экономических проблем. В любом случае для мэра приоритетным направлением остается обеспечение стабильного положения дел в Москве и относительного благополучия столичного электората. После поражения ОВР на федеральных выборах мотивы поддержки Бориса Громова вряд ли заставят Юрия Лужкова делать рискованные политические вложения в больную экономику области. Долговечность альянса Лужкова – Громова может быть поставлена под сомнение тенденцией на сужение прав региональных элит, которая обозначилась после избрания Президентом России Владимира Путина. У Кремля, видимо, появятся новые инструменты административного давления на руководителей регионов. В худшем для мэра Москвы случае инерция общефедерального поражения ОВР заставит Бориса Громова искать новые политические ориентиры. Пока же очевидно, что степень устойчивости политической конструкции, оформившейся в московском регионе, должна проясниться в ближайшем будущем.

Однако уже сегодня ясно, что, сумев справится с этими проблемами, Юрий Лужков еще более укрепит свое положение в Совете Федерации и на общероссийском политическом пространстве. Поэтому на наших глазах происходит восстановление отношений Кремля в лице нового российского президента с непотопляемым московским градоначальником. Какие сюрпризы преподнесет нам это движение вчерашних противников навстречу друг другу? Возможно, ответ мы также получим в ближайшее время.

Что же касается судьбы остальных основных участников избирательной гонки, то, исключая Анатолия Тяжлова, видимо, окончившего свою политическую карьеру, они сумели извлечь из поражения определенную выгоду.

Геннадий Селезнев окончательно зарекомендовал себя в качестве надежного союзника Кремля, получив в ответ беспрецедентную поддержку в ходе процедуры избрания Председателя Государственной Думы. При этом думский спикер, правда, поставил на себе крест в качестве оппозиционного политика, однако, в свете происходящих в стране перемен, это не столь уж большая потеря.

Александр Тихонов, в свою очередь, прошел примерно тот же путь, что и думский лидер. Отказавшись от участия в перевыборах депутата Госдумы по Мытищенскому избирательному округу, он получил место помощника Геннадия Селезнева по сельскому хозяйству, войдя в круг ближайшего окружения спикера. Политический ресурс, полученный предпринимателем в ходе мощной предвыборной кампании и обретение новых сильных союзников, позволяют бывшему биатлонисту со всей серьезностью претендовать на солидное политическое будущее в федеральном масштабе. И здесь знаковым может считаться участие Александра Тихонова в предвыборной кампании Владимира Путина в качестве его доверенного лица по Ростовской области.

Подмосковная избирательная кампания позволяет, помимо всего прочего, проанализировать особенности развития такой важной области как политический консалтинг.

Участие специалистов в области избирательных технологий носило наиболее явно выраженных характер в командах Бориса Громова и Александра Тихонова.

Победа генерала во многом была достигнута опорой на традиционные, но проверенные методы ведения избирательной кампании. Особо активная PR-кампания в последние десять дней перед первым днем голосования обеспечила прорыв во второй тур, в ходе которого ряд вышеуказанных обстоятельств определил победу Бориса Громова.

Характерные тенденции в развитии отечественных избирательных технологий отразились в работе команды Александра Тихонова. Для четкой технической организации кампании центральный штаб выделил шесть географических направлений в Московской области во главе с кураторами. Каждый куратор руководил работой 8-9 районных штабов. Такая схема позволяла оперативно отслеживать динамику на местах и обеспечивать поэтапное продвижение агитационной литературы. Важным элементом кампании стали визиты кандидата в районы. В конце ноября – начале декабря. Александр Тихонов побывал почти во всех районах области, в отличие от своих конкурентов. Ключевую роль в информационном сопровождении и техническом обеспечении визитов сыграли районные штабы.

Мы не случайно заостряем внимание на деятельности районных избирательных штабов. Техническая особенность кампании Тихонова заключалась в значительной самостоятельной роли низовых структур, в первую очередь районных штабов. Это объяснялось необходимостью скорейшего “узнавания” избирателями кандидата и стремительной динамикой самой кампании, проводимой весьма агрессивно. Районные штабы целенаправленно отслеживали этапы такого узнавания и реакцию различных электоральных групп. Столь же значима была и работа кураторов районных штабов, которые использовали оперативную информацию с мест для обеспечения тактики проведения кампании.

Выше уже приводились данные, освещающие рейтинг основных кандидатов на юго-востоке области – секторе, в котором на Александра Тихонова работала единая команда молодых и эффективно действующих “полевиков”. Вполне логичным шагом этой команды после окончания кампании стала организация собственного PR-агентства “Прайм-Майнд”. Видимо тенденция к формированию команд молодых специалистов-профессионалов является сегодня характерной особенностью развития русского PR.

Климанов А.Ю., Пантелеев С.Ю.

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России