Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Проблема

 

Европа "правых"

Все политические копья в России, похоже, сломаны. Долгожданные и мучительные парламентские выборы прошли, да и исход президентских почти известен. Колосс под названием "Российская Федерация" поднимает руку к глазам и начинает обозревать свое потенциальное будущее. Идеалы гигант ищет на Западе, за что его и здесь, и там частенько критикуют. Но есть ли в просвещенной Западной Европе, в исключительно богатом традициями и высокопарно - парламентском Старом Свете достойные примеры для подражания?

С другой стороны, неплохо бы ответить на вопрос: кого хочет видеть Европа в лице России? Наша действующая "партия власти" - "Единство" - во главе с Сергеем Шойгу (а на самом деле ни с кем иным, как с Владимиром Путиным) предлагает нам уникальный шанс. Партия не имеет четко выраженной программы, а значит, может быстро и безболезненно эволюционировать в любом направлении, занять любую политическую нишу, даже если эта ниша давно занята кем-то другим. Куда же ей идти, чтобы понравиться Западу - сохранять умеренные позиции правого центра, блокируясь с СПС и ему подобными, радикализоваться в правом направлении или, наоборот, перейти на умеренно левые позиции?

Ответить на этот вопрос можно, только посмотрев, кто в настоящее время находится у власти в самой Европе. Результаты президентских выборов дают значительно меньше информации, чем хотелось бы. Во-первых, существуют парламентские государства, где президентского поста или вообще нет, или его занимает в большей степени символическая, чем реальная политическая фигура. Во-вторых, государство нередко возглавляет своего рода символ нации, плохо связываемый с какими бы то ни было политическими силами. Таковы, к примеру, президент Чехии Вацлав Гавел или бывший президент Польши Лех Валенса, которые, хоть и обросли во власти различными политическими структурами, изначально выступали как общенародные кандидаты.

Реальное представление о выборе европейцев можно только на основе анализа результатов парламентских выборов, а точнее, на основе статистических данных о представителях разных политических партий в законодательных органах власти стран Европы.

Правый центр

Настали времена политического центризма. Именно партии и движения, немного сочувствующие правым, но в то же время и не портящие отношения с левыми, с точки зрения политической теории, могут консолидировать общество. Партии правого центра от партий левого центра отличить можно с большим трудом - разве только посмотрев на способ реализации пунктов их программы.

Какие же из действующих в европейских парламентах партий мы смело можем причислить к правоцентристским? 22 ноября 1998 года в Чехии прошли выборы в верхнюю палату парламента. Победу на них одержала коалиция четырех партий. Правящая Социально - демократическая партия Чехии потерпела унизительное поражение, передав монополию на власть правоцентристскому блоку. Конечно, власти обвинили во всем избирателей: действительно, на этих выборах была зафиксирована самая низкая явка избирателей.

24 мая 1998 года в Венгрии прошел второй тур парламентских выборов. Победу в нем, заняв в Государственном Собрании 148 из 386 мест, одержала правоцентристская партия ФИДЕС, возглавляемая 35-летним Виктором Орбаном, который по итогам выборов занял кресло премьер-министра страны. Поражение потерпела правящая коалиция социалистов во главе с прежним премьер-министром Дьюлой Хорном, которая заняла 134 места.

7 марта прошлого года парламентские выборы прошли и в Эстонии. Победу там также одержали центристы "правого толка", как писала о них российская пресса. В отличие от 1995 года, когда свои списки на выборах представили двадцать восемь партий, в этих выборах приняло участие только 12 политических объединений и девятнадцать независимых кандидатов? Пятипроцентный барьер смогли преодолеть только пять партий, три из которых - "Союз Отечества", "Партия реформ" и "Умеренные" - заняли 53 места из 101 и сформировали правящую коалицию.

Такой исход голосования был в значительной мере предопределен принятым предыдущим составом парламента в ноябре 1998 года постановлением, согласно которому в республике было запрещено формирование предвыборных блоков и союзов. Политикам пророссийской ориентации сразу же стало ясно, что этот ход направлен именно против левых, традиционно выступающих единым фронтом и, как правило, побеждающих на парламентских выборах (примеры этому дали парламентские выборы октября 1992 и марта 1995 года, когда победу одерживали представители левого центра). Созданная уже тогда коалиция во главе с Центристской партией Эстонии смогла наконец противостоять левым и одержать убедительную победу?

Интересно, кто возглавляет остальные партии, прошедшие в эстонский парламент? Может быть, левым удалось сформировать в Сейме представительное меньшинство? Отнюдь нет? Остальные две партии представляют правых радикалов. Это Центристская партия Эстонии во главе с бывшим основателем народного фронта Эдгаром Сависааром и Крестьянская партия Эстонии во главе с бывшим председателем Верховного Совета Эстонской ССР Арнольдом Рюйтелем. Последнему, как видите, удалось сохранить влияние и при новой власти,

После обнародования результатов парламентских выборов в Эстонии некоторые аналитики заявили, что такой исход голосования является реакцией населения на "тяжелое советское прошлое" и носит временный характер. Правые, с точки зрения политической теории, приходят к власти в относительно нестабильных обществах, нуждающихся в правительстве, которое будет напрямую заниматься экономикой, не гнушаясь практически никакими целями, и парламенте, который не будет в этом мешать. Как оказалось чуть позже, правым удается приходить к власти и в странах Западной Европы.

12 марта этого года парламентские выборы прошли и в Испании. Победу на них вновь одержала правящая консервативная Народная партия Испании, возглавляемая Хосе Мария Аснаром, занимающим этот пост с мая 1996 года. Показательно, что в Испании за все время, прошедшее после смерти Франсиско Франко, не прекращается борьба между правым центром и умеренно левыми организациями, в конце концов консолидировавшимися в Социалистическую рабочую партию. Эта борьба до поры до времени велась с переменным успехом (традиционно консервативные взгляды испанского крестьянства боролись с не менее традиционным сильным влиянием социалистов в городах) и, похоже, завершилась полной победой правых. Представители Народной партии уже в третий раз за последние десять лет получают возможность сформировать правительство, причем их позиции год от года укрепляются. На прошлых выборах 3 мая 1996 года Народная партия получила 156 мест в Конгрессе депутатов и 133 - в Сенате, а эти выборы принесли правому центру уже 183 мандата из 350, позволив получить в нижней палате парламента не а относительное, а абсолютное большинство.

Несколько слов об испанских социалистах. Их также нельзя однозначно причислить к правым радикалам. Лидер Испанской Социалистической рабочей партии Хоакин Альмуния является одним из активистов Социалистического Интернационала, о центристской направленности деятельности которого мы еще будем говорить. Да и народная поддержка падает: на прошедших выборах социалисты получили только 125 депутатских место против 141 в ходе предыдущего народного волеизъявления.

Правые радикалы

Перейдем к праворадикальным организациям. Число их в современной Европе, похоже, только увеличивается. Но вряд ли какая либо из победивших в последнее время на выборах праворадикальных партий или коалиций может соперничать с самой известной представительницей этого направления. Речь идет, конечно же, о коалиции ХДС - ХСС, успешно действующей на политической арене Германии с 1945 года.

Следует напомнить, что блок ХДС - ХСС в реальной, непарламентской жизни фактически не существует. Это две отдельные партии (скорее даже общественные организации), занимающие сходные позиции по ряду важных вопросов. Христианско - демократический союз, который до последнего времени возглавлял Гельмут Коль, а после его скандального ухода, похоже, возглавит действующий генеральный секретарь партии Анджела Меркель (ее выдвижение на этот пост состоялось всего два дня назад), менее радикален, чем его партнер по связке Христианско - социальный союз (его возглавляет Т. Вайгель), однако пользуется значительно большей поддержкой населения (около 700 тысяч членов против 180 тысяч в ХСС). До известных событий фракция данного объединения играла важнейшую роль в бундестаге, без особого труда отбивая атаки немецких социал-демократов. Даже после объединения Германии, когда в правящие круги ФРГ из ГДР хлынули многочисленные коммунисты и левые радикалы, блоку удалось сохранить доминирующие позиции. Так, по результатам предпоследних выборов, проходивших 16 октября 1994 года, блок получил 294 депутатских мандата: в то время как социал-демократам удалось завоевать всего 252 места.

Небольшой реванш социал-демократам удалось взять только в прошлом году, когда в Германии вновь прошли парламентские выборы. По итогам выборов 27 сентября Социал-демократическая партия Германии вышла вперед, получив поддержку 41% избирателей. Коалиция Гельмута Коля получила 35% голосов, но лидерства как такового не потеряла, поскольку ее поддержали правоцентристские партии, также прошедшие в бундестаг, но получившие намного меньше голосов, чем главные соперники (например, получившая поддержку 5,3% Партия демократического социализма). Понятно, что социал-демократов поддерживает в основном население восточной части страны, окончательно убедившееся, что свалившийся с неба капитализм вовсе не означает немедленного обогащения всех и каждого, и в последнее время испытывающее ностальгию по "добрым советским временам".

В Западной Германии результаты местных выборов показывают, что связка ХДС - ХСС до сих пор не имеет видимых конкурентов. Так, по итогам выборов в Баварии 13 сентября 1998 года коалиция набрала 52,5% голосов, в то время как социал-демократам удалось получить поддержку менее трети избирателей. Аналогичная ситуация сложилась и на земельных выборах в Тюрингии, где Социал-демократическая партия заняла только третье место, пропустив вперед не только ХДС - ХСС, но и свою бывшую союзницу - упомянутую чуть ранее Партию демократического социализма. Последняя, хоть и была создана на базе одиозной Социалистической Единой партии Германии (СЕПГ), обладавшей фактической монополией на власть в ГДР, за прошедшее время практически до неузнаваемости пересмотрела свою программу и в настоящее время стремительно приближается к правому центру.

Лишним доказательством падения влияния социал-демократов стали результаты местных выборов в Берлине - традиционном оплоте левых. Победу на них одержали правоцентристские и праворадикальные организации, в то время как Социал-демократическая партия получила только 23% голосов, поставив рекорд самого низкого уровня поддержки за все послевоенное время.

Конечно, известный скандал вокруг тайного финансирования христианских демократов значительно снизил их шансы сохранить господствующее место в политическом спектре Германии. Уход Гельмута Коля, несомненно, оторвал от партии голоса тех, кто голосовал не столько за идею, сколько за сильную власть, которую и олицетворял федеральный канцлер, занимавший свой пост на протяжении семнадцати лет. Смена руководства повлекла за собой раскол в среднем звене управления блока, а результатом этого стало падение престижа ХДС.

Впрочем, социал-демократам рано обольщаться. В начале марта в федеральной земле Шлезвиг-Гольштейн прошли земельные выборы, которые, по мнению аналитиков, и должны были показать, сколько потеряли оставленные Колем христианские демократы. Результаты оказались поистине поразительными: правительство земли сформировала коалиция социал-демократов и их традиционных союзников "зеленых", а ХДС - ХСС действительно потеряла голоса, но всего лишь 2-3%, а не 15-20%, как предполагали в преддверии выборов. Хоронить христианских демократов, как выяснилось, еще рано. Партийные функционеры не без оснований считают, что причиной относительного падения рейтинга коалиции являются "временные трудности", а не кризис партийной идеологии или структуры.

О кризисе в стане правых не позволяют говорить и парламентские выборы в ряде других стран. Так, парламентские выборы в Венгрии 24 мая 1998 года принесли победу Союзу молодых демократов, которому удалось сместить коалиционное правительство Дьюлы Хорна (большая часть министерских портфелей принадлежала в нем представителям Венгерской социалистической партии), получить большинство голосов в Государственном Собрании и сформировать собственное правительство во главе с Виктором Орбаном. Действия, которые правительство Орбана предприняло уже в первые месяцы после своего прихода к власти, убедительно показали его праворадикальный характер.

Правительство правых было сформировано и в Шотландии. Это произошло после того, как 6 мая прошлого года там прошли первые в истории страны парламентские выборы (самостоятельный орган законодательной власти был распущен в там 1707 году). Пока не совсем ясно, какую позицию займут партии, сформировавшие парламентское большинство, однако тот факт, что второе место заняли представители Шотландской национальной партии, получившие 35 мандатов из 129, сам по себе говорит о многом.

Ультраправые

До недавнего времени Европа могла с гордостью заявлять, что на континенте не существует государств, в которых у власти находились бы представители ультраправых организаций. Идиллия продолжалась недолго: не успела Западная Европа избавиться от профашистских правительств, до середины 1970-х годов существовавших в Испании и Португалии, пережить мятеж "черных полковников" в Греции в 1967 году и неожиданный всплеск националистических настроений в ставшей символом стабильности Швеции, как угроза правого радикализма пришла с востока.

В октябре 1998 года всеобщие парламентские выборы прошли в Латвии. Они ознаменовались скандалом еще до того, как были обнародованы результаты волеизъявления граждан. В день проведения голосования в Риге прошла драка между пикетировавшими избирательные пункты русскоязычными гражданами и представителями националистически настроенной латвийской молодежи. Пятипроцентный барьер смогли преодолеть только 6 партий, пять из которых (получившая 25 мест Народная партия, партия "Латвийский путь" (21 место), блок "Отчизне и свободе" (17 мест) и Партия народного согласия" (16 мест)) прославились как праворадикальные и даже откровенно националистические. Доказательство этому - более чем свободное поведение бывших легионеров, принимавших участие в Великой Отечественной войне на стороне немецкой армии, и набирающие силу процессы против советских ветеранов. Более или менее центристскую позицию занимает блок Раймонда Паулса, получивший всего 8 мест. Несколько радует, что в ходе проходившего одновременно референдума о либерализации закона о гражданстве 53% проголосовавших высказались за смягчение закона о натурализации; но нельзя забывать, что 45% граждан Латвии продолжает выступать в поддержку этого закона и даже требует его ужесточения.

Второй классический пример участия ультраправых в работе парламента и правительства - Австрия. Результаты выборов в парламент этой республики, прошедшие 3 октября прошлого года, повергли Европу в шок. Победу, правда, вновь одержала правящая Социал-демократическая партия, однако не это вызвало столь спонтанную реакцию. Второе место заняла Австрийская партия свободы, лидер которой Йорг Хайдер неоднократно публично признавался в своей любви к германскому фашизму и стал инициатором целой серии политических скандалов.

Некоторые сомнения вызывает и Социал-демократическая партия, которая до 1991 года называлась Социалистической и имела программу, более близкую к социал-радикальной, а после развала Советского Союза отказалась от целого ряда программных установок. Более того, лидер австрийских социал-демократов Ф. Враницкий одновременно является заместителем председателя Социалистического Интернационала, который, в свою очередь, в последнее время резко рванул вправо. Тем не менее, социал-демократы, несмотря на набранные ими 33,9% голосов (прошлые выборы 17 декабря 1995 года принесли им поддержку 38,3% избирателей), отказались заседать вместе с членами партии Йорга Хайдера и даже не вошли в созданное по результатам выборов правительство. Национальный Совет - парламент страны - лишился голосов 65 из 183 народных избранников и столкнулся со сверхсложной ситуацией, которая до сих пор практически парализует всю его работу.

Австрийская партия свободы стремительно набирала очки: в 1983 году она получила поддержку всего лишь пяти процентов населения. Результат АПС на выборах 1987 года рассматривался почти как победа - 10%, а выборы 1995 года (22%) заставили говорить о ней как о серьезной политической силе. Стремясь избежать скандала, соратники Хайдера отказались от идеи занять пост председателя правительства. Премьер-министром стал лидер Австрийской народной партии Вольфганг Шюссель, сторонники которого получили в парламенте 52 места - столько же, сколько люди Йорга Хайдера.

Наконец, третий пример - поистине парадоксальный. 24 октября 1999 года в Швейцарии прошли выборы в Национальный Совет - нижнюю палату парламента. По итогам выборов был зарегистрирован резкий сдвиг вправо. Победу на выборах, набрав 23%, впервые одержала консервативная Швейцарская народная партия, выступающая против вступления страны в ЕС и за ограничение притока иностранцев в страну. Социальной базой этой партии являются мелкие и средние предприниматели - самая благодатная почва для роста ультраправых идей.

Аналитики поспешили успокоить общественность: благодаря сложной системе формирования депутатского корпуса националисты не получили большинства в Национальном Совете. 49 мест получили социал-демократы, которые формально и стали доминировать в парламенте. Однако второе и третье место (по 43 депутатских мандата) поделили все же представители Швейцарской народной партии и Радикально-демократической партии Швейцарии, не слишком отличающиеся друг от друга по программным установкам. Именно результаты парламентских выборов в Швейцарии позволили уверенно предрекать триумфальное шествие правых по всей Европе.

Есть еще один показатель, достаточно четко проявляющий настроение европейских избирателей. Меньше года назад, 13 июня 1999 года в странах ЕС прошли пятые за всю историю Европейского Союза прямые выборы в Европарламент. Результаты выборов позволили сделать два неутешительных вывода.

Вывод первый. Традиционно активные европейские избиратели становятся с течением времени все менее и менее активными. Правительства ряда стран пытаются бороться с этой политической апатией, вводя, как это было много лет назад сделано в Австралии, правило обязательной явки на выборы. В настоящее время такое правило действует в Италии, Бельгии, Люксембурге и Греции. В тех странах, где решение вопроса, идти на выборы или остаться дома, полностью отдано избирателю, явка оказалась рекордно низкой - от 31% в Нидерландах до 23% в Великобритании.

Вывод второй. Все более прочные позиции в спектре европейских политических партий занимают движения и объединения правого центра. Победу на выборах одержала Европейская народная партия, получившая 224 мандата из 626 (в прошлом составе Европарламента - 201 место). На второе место вышла Партия европейского социализма, получившая 180 мандатов (в прошлом составе социал-демократы были представлены 214 депутатами). 43 места получили представители либеральных объединений, традиционно находящиеся на правоцентристских позициях; еще 38 мест отошли союзникам социал-демократов "зеленым". Пост председателя Европарламента также получил представитель правых - член Союза за французскую демократию Николь Фонтэн.

Наконец, итоги. Следует признать, что все более прочные позиции в Европе в последнее время занимают представители правых партий. Правоцентристские и праворадикальные правительства Германии, Испании, Эстонии и Австрии, вероятно, захотят видеть своих союзников и в российских властных структурах. Тому, кто захочет плодотворно сотрудничать с Западом, рано или поздно придется привлекать на свою сторону представителей российских правых партий и политических организаций.

Именно в эту сторону, похоже, и должна качнуться российская "партия власти". В связи с этим вряд ли выглядит продуктивным еле наметившийся на исходе зимы союз "Единства" и коммунистов. Более плодотворным союзником для Владимира Путина и Сергея Шойгу на данном этапе может стать "Союз правых сил". Правительству следует присмотреться и к праворадикальным организациям, в России весьма многочисленным, но пока не получившим заметных позиций во власти.

Обозреватель Роман Зарапин

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России