Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Проблема

 

Экономика - слабое место в программах кандидатов в президенты России

Публикуемые сейчас программы кандидатов многообразны. Разобраться в них обычному избирателю очень сложно - тем более сложно потому, что далеко не все кандидаты научились отказываться от "птичьей речи", то есть излагать свои суждения нормальным русским языком.

Для того, чтобы понять разницу, скажем, между Скуратовым и Джабраиловым, необходимо сравнить их программы - хотя бы по самым важным пунктам. В ходе теледебатов, которые призваны помочь избирателям сделать выбор и с этой целью как раз и направлены на сравнение программ, этого, как выясняется, не происходит - виной тому как известная скрытность наших кандидатов (одно неосторожное слово может стоить многих тысяч голосов), так и явная некомпетентность тележурналистов, которые вряд ли читали программы тех кандидатов, которых представляют зрителям.

Взяв на себя эти функции, попробуем посмотреть, в чем же разница между предвыборными программами основных претендентов на Кремль. Думаю, вполне можно ограничиться пятью кандидатами; шансы остальных шести ничтожно малы, а кроме того, никто из них не представил мало-мальски интересной экономической программы, хотя бы в чем-то существенном отличающейся от планов главных претендентов. Нет смысла анализировать соответствующие пункты программ кандидатов - если кого-то интересует полная информация по данному вопросу, можно обратиться непосредственно к уже появившимся в средствах массовой информации программным документам. Наша задача в другом: выделить отдельные блоки экономических вопросов и уже в них сравнить позиции кандидатов.

Итак, наши объекты:

1. Владимир Путин. Кандидат, который откровенно скрывает свою программу от избирателей. В последней статье ("Секретные материалы Владимира Путина") мы достаточно подробно разбирали основные положения его экономической программы.

2. Геннадий Зюганов. Человек, считающий себя коммунистом, называющий себя социал-демократом западного образца и политик, чьи позиции постепенно съезжают в сторону рыночной экономики.

3. Владимир Жириновский. Убежденный "рыночник", иногда делающий такие заявления, что у всех остальных политиков глаза буквально вылезают на лоб.

4. Константин Титов. Один из двух кандидатов, обладающих реальной верховной властью в регионе (Самарской области), и уже добившийся фактического введения частной собственности на землю.

5. Григорий Явлинский. Кандидат, который твердит о своих рыночных пристрастиях еще со времен программы "500 дней".

Можно также выделить целый ряд вопросов, достаточно полно освещающих экономическую часть программы названных кандидатов. Из этого ряда мы выбрали пять ключевых, на наш взгляд, сфер, прояснение позиций "пятерки" в отношении которых и определит всю экономическую политику кандидата в целом:

- государственный сектор экономики
- государственное регулирование экономики, - аграрный вопрос
- сотрудничество с международными финансовыми организациями
- банковская система.

1. Государственный сектор экономики.

Владимир Путин неоднократно высказывался за сохранение госсектора, однако в выступлениях исполняющего обязанности президента ни разу не звучало намерение его серьезно расширить - как в целом, так и в отдельных отраслях. Единственное (да и то спорное) упоминание о возможности расширения госсектора связано с нефтегазовой и энергетической отраслями, то есть с так называемыми естественными монополиями. Владимир Путин сравнительно недавно выразил вполне определенное желание получить в государственную собственность контрольные пакеты акций соответствующих компаний (правительство Черномырдина, как все помнят, свои контрольные пакеты акций усиленно распродавало). Конечно, усиление влияния государства в энергетическом секторе может только приветствоваться.

Геннадий Зюганов высказывается по данному вопросу гораздо более определенно. Однако если раньше лидер российских коммунистов выступал за тотальную национализацию предприятий, перешедших после 1992 года в частную собственность (посмотрите хотя бы его программные документы в ходе парламентских выборов декабря 1995 года или президентской избирательной кампании 1996 года), то теперь требование тотальной национализации в его речах практически не звучит (имеются в виду только речи, произнесенные лидером КПРФ для прессы; что говорится Геннадием Андреевичем кулуарно или на собраниях трудовых коллективов проблемных предприятий, неизвестно). В то же время Зюганов продолжает уверенно поддерживать идею воссоздания крепкого государственного сектора.

Владимиру Жириновскому, похоже, все равно - будет у нас госсектор или нет. Но на самом деле позиции ЛДПР по этому вопросу выглядят достаточно определенно. Жириновский также не против национализировать наиболее доходные отрасли российской экономики. Можно только предполагать, какую цель он при этом преследует. Тем не менее очевидно: повальной национализации всех крупных и средних предприятий Владимир Вольфович не хочет, но поживиться за счет все того же нефтегазового сектора он не прочь. Следует отметить коренное отличие программы Жириновского от программы Путина: первый не собирается выкупать акции соответствующих компаний и не говорит ни о каком "контрольном пакете акций". Жириновский получит все и сразу. Каким образом - будет видно.

Константин Титов, насколько мне известно, ни разу прямо не упоминал о своей позиции по отношению к государственному сектору (для аналитиков он интересен совсем другим). Ответить на поставленный вопрос мы можем, только обратившись к опыту возглавляемой им на протяжении девяти лет Самарской области. Область - один из лидеров Поволжья по темпам приватизации, которая, говорят, принесла в администрацию неплохие средства. Сложно предположить, что за прошедшее время взгляды Титова на госсектор кардинально поменялись. Лишнее подтверждение этому - начало продажи земли.

И, наконец, Григорий Алексеевич Явлинский последовательно выступает как западник и настаивает на немедленной реализации и той части государственного сектора, которая у нас пока еще осталась. Конечно, так в программе написать нельзя (иначе его рейтинг снизится до уровня Евгения Савостьянова), но поветрие уже идет. В любом случае, лидеры "Яблока" раньше заявляли, что лучший способ управления экономикой - это ее саморегуляция, а для этого госсектор совсем не нужен.

2. Государственное регулирование экономики

В свете всего вышесказанного, Владимиру Путину государство в сфере экономики необходимо только для управления энергетической отраслью, а также для выполнения контрольных функций. Конечно, никто, кроме государства, не сможет взять на себя финансовую сферу, но главное, по мнению Путина, не в этом. Судя по сделанным исполняющим обязанности президента заявлениям, поход от деятельности госсектора в огромной степени пойдет на покрытие расходов по социальным программам, а без государства в этом не обойтись.

Если для Владимира Путина государство - прежде всего контролер и перераспределитель, то для Геннадия Зюганова оно - главное действующее лицо экономики, не ограничивающееся эффектом собственного присутствия. Если в отношении частной собственности лидер коммунистов уже готовы несколько подкорректировать программу, то в этом вопросе он еще тверд.

Владимир Жириновский также не против значительной роли государства в экономике. Отличие его программы от позиции Владимира Путина - в том, что Владимир Вольфович выступает как последовательный сторонник развитого государственного сектора (о чем уже говорилось), а отличие от позиции Зюганова - в цели деятельности государства (если коммунисты хотя бы на словах планируют руками государства перераспределять доходы в пользу социально незащищенных слоев населения, то либерал-демократы по-прежнему предпочитают говорить о "сверхзадачах", решение которых предполагает стремительное развитие военно-промышленного комплекса и не прочащих никаких существенных плюсов для пенсионеров и работников все того же госсектора).

Константин Титов, похоже, согласен ограничить сферу экономической деятельности государства контрольными функциями. Это показывает пример Самарской области. где число крупных государственных предприятий серьезно сократилось.

Григорий Явлинский предпочитает говорить о государстве не как о контролере, а как о гаранте свободной экономической деятельности предпринимателей. Прекрасно осознавая опасность "экономической анархии", Явлинский все же не позволяет государству подминать под себя хотя бы системообразующие отрасли, жертвуя возможной экономической стабильностью в угоду свободе предпринимательства.

3. Аграрный вопрос

Вопрос о введении частной собственности на землю в выступлениях и программных документах Владимира Путина, насколько мне известно, никогда не звучал. Прояснение позиции по этому вопросу, естественно, повлечет за собой изменение отношений к этому кандидату, однако никто не знает, какого же ответа ждет большинство жителей страны. Даже правительственные средства массовой информации вынуждены признать, что подавляющее большинство граждан РФ боится введения института частной собственности на землю, и именно поэтому выступает против свободной купли-продажи земли. Позиция Владимира Владимировича по этому животрепещущему вопросу должна будет прозвучать сразу же после выборов (тем более что в России уже есть прецеденты решения этого вопроса - Саратовская область, Самарская область и Татарстан), однако уже сейчас можно предположить, что частная собственность на землю введена пока не будет. Путин прекрасно осознает, что распродажа земли может повлечь за собой социальные последствия катастрофических масштабов, а для только что созданной власти это нежелательно. Конечно, никакой купли-продажи земли не допустит Геннадий Зюганов. Это не соответствует имиджу коммунистов, а главное - этого ему не простят избиратели. Обнадеживает только, что Зюганов не выступает против аренды земли, прекрасно осознавая, что на поддержку аграрно-промышленного комплекса в тех же масштабах, что и при Брежневе, у правительства денег все равно не хватит.

Владимир Жириновский вопрос о купле-продаже земли также обходит стороной. Но судя по его лозунгу: "Мы дадим всем то, чего они захотят", ЛДПР вполне может пойти и на эту пока непопулярную меру. В то же время никто не сможет предугадать действия Владимира Вольфовича в том случае, если он действительно окажется в Кремле. Возможно, он наконец поймет, что разумное использование земельного фонда может дать стране огромные деньги - не меньшие, чем нещадная эксплуатация недр.

О позиции Константина Титова говорить в этой связи не приходится - все и так ясно.

Григорий Алексеевич свое мнение по рассматриваемому вопросу менял не меньше пяти раз. Сейчас, похоже, он солидаризировался с позицией "Союза правых сил" (а может быть, и они примкнули к его позиции) и согласен продавать землю не только гражданам России, но и подданным других государств. Зная, как часто Явлинский меняет свое мнение по некоторым не ключевым вопросам, может случиться так, что через месяц - другой лидер "Яблока" вернется к своему старому предложению о передаче земли в долгосрочную аренду крестьянам (что-то подобное действовало в последние годы правления Горбачева но, как видно, ни к чему хорошему не привело). Вообще, конечно, ВСЮ землю Явлинский продать не согласится. Если он все же придет к власти, процесс почти наверняка начнется с Москвы.

4. Сотрудничество с международными финансовыми организациями

Кто бы ни пришел в МВФ к власти - Кайо Кох-Везер или нынешний президент Европейского банка реконструкции и развития Хорст Келлер, - России без дополнительных кредитов не прожить. Именно так, судя по событиям последних трех месяцев, считает действующий исполняющий обязанности президента. Главное, чего, по мнению ряда западных аналитиков, удалось добиться Путину за недолгие годы его премьерства и условного президентства, - это урегулирование отношений с Лондонским клубом кредиторов, что прекратило конфликт, длившийся со времен приснопамятного августовского кризиса. не обсуждая плюсы и минусы того решения указанного вопроса, которое было фактически продавлено Михаилом Касьяновым, отметим, что в подобных переговорах не было бы никакого смысла, если бы правительство Путина после своего окончательного прихода к власти не собиралось деятельно сотрудничать с международными финансовыми структурами. Мы уже доказывали, что без получения новых кредитов Владимиру Путину не удастся даже начать реализовывать заявленную им социальную программу. Совершенно неважно, кто даст деньги - Международный валютный фонт, Европейский банк реконструкции и развития, Всемирный банк, Лондонский клуб, Парижский клуб или правительство Японии, - сейчас лучше жить со всеми в мире. Нельзя также забывать и о том, что в принятый бюджет на текущий год уже заложено финансирование со стороны МВФ - а исполнением бюджета действующее правительство, как показала последняя расширенная коллегия министерства финансов, пока еще очень дорожит. Вывод один: Путин будет продолжать просить дополнительного кредитования со стороны МВФ или других международных кредитных структур.

Геннадий Зюганов, напротив, выступает за полный отказ от сотрудничества с МВФ. Откуда в таком случае он возьмет деньги на реализацию собственной программы, неясно. В то же время коммунисты - похоже, единственная в России политическая организация, которая ставит вопрос о необходимости выплаты внешнего долга РФ (не так давно Геннадий Селезнев - второе лицо в КПРФ - даже предлагал "допечатать" необходимую сумму). В полный отказ Зюганова от денег МВФ верится с трудом: его демарш продиктован не экономическими, а чисто политическими соображениями - "обидой" на сотрудничество МВФ и НАТО, тесной связью структур Международного валютного фонда (а тем более Всемирного банка) с правительством США, а также жесткими условиями, которыми МВФ сопровождает каждый свой кредит.

Трое остальных кандидатов пока не рискуют четко проявлять собственную позицию по данному вопросу. Это вполне понятно. Конечно, никто не желает увеличения суммы внешнего долга РФ, но в настоящий момент никто из кандидатов в президенты, похоже, не в состоянии предложить альтернативные источники финансирования основных расходных статей бюджета.

5. Банковская система

Последовательный государственник, Владимир Путин (пока устами Виктора Геращенко) выступает за постепенное сокращение числа банков и их более четкую субординацию при главенстве Банка России. Конечно, еще вопрос, насколько правомерно отождествлять слова председателя Центробанка с позицией премьер-министра, но консенсус, быстро найденный Геращенко и Путиным по ряду более мелких вопросов, заставляет всерьез предполагать, что и здесь их позиции совпадут. Укрепление банковской системы предполагает и более строгий контроль государства за процессом хождения в стране иностранной валюты (первый шаг в этом отношении уже был сделан в самом начале января, когда Центробанк выступил с инициативой продажи экспортерами 100% своей валютной выручки).

Укрепление банковской системы может стать одним из основных пунктов программы Геннадия Зюганова. Геннадий Андреевич последовательно выступает за ограничение свободы деятельности коммерческих банков. Главное отличие его позиции от официальной точки зрения - стремление переориентировать всю экономику на пользование исключительно отечественной денежной единицей, запретив или существенно ограничив хождение валюты. По мнению Зюганова, это значительно упростит контроль за банковскими операциями (а значит, сократит утечку капитала из России) и позволит переориентировать экономику на внутреннего потребителя. Кроме того, для государства весьма заманчиво получить в свое распоряжение (да еще и по фактически подконтрольному правительству обменному курсу) всю валютную выручку экспортеров, в том числе таких богатых, как "Газпром". Владимир Жириновский, в отличие от Геннадия Зюганова, свою позицию по данному вопросу сменил. Если в 1993 и 1996 годах он выступал за предоставление банкам полной свободы, то в настоящее время позиции ЛДПР (вероятно, все же правильно в данном случае отождествлять лидера и его партию) все больше эволюционируют в сторону существенного ограничения банковской деятельности в пользу государства. Вероятно, есть смысл говорить о существовании в российской политике общей тенденции огосударствления банковского сектора, а может быть, выходя на выборы с реальными предложениями, Жириновский наконец осознал, что полностью свободные банки, практически не подконтрольные центру, приносят государству значительно меньший доход, чем могли бы.

Если точка зрения Владимира Жириновского несколько приблизилась к той, которой придерживаются Владимир Путин и Геннадий Зюганов, то позиции Титова и Явлинского, напротив, значительно сблизились. Оба в настоящее время выступают за предоставление банкам гораздо большей свободы, чем они пользовались в последние два года. Похоже, золотым временем для российской банковской системы эти два кандидата считают эпоху первого пришествия Виктора Геращенко, завершившуюся незабываемым "черным вторником". Соответственно и валютный контроль со стороны государства должен как можно меньше затрагивать банковскую систему.

Итак, анализ позиции пяти главных претендентов на пост президента РФ позволяет разделить кандидатов на две группы.

Первая группа - "государственники". Это в первую очередь Владимир Путин и Геннадий Зюганов. Несмотря на различие в подходах двух кандидатов к решению целого ряда ключевых вопросов, между ними немало сходства. И Путин, и Зюганов выступают за усиление роли государства в экономике. Оба они настаивают на упрочении позиций государственного сектора (исполняющий обязанности президента - путем контроля над энергетическими ресурсами страны, а лидер коммунистов - путем возврата большей части приватизированных в первой половине девяностых годов предприятий в государственную собственность). К этой группе в известной степени примыкает и Владимир Жириновский. Но если для Путина и Зюганова государственный сектор (хотя бы на словах) становится лишь инструментом для решения целого блока социально-экономических проблем, то в программе лидера либеральных демократов этой четко выраженной социальной направленности нет, что позволяет задать вопрос: куда же пойдут полученные деньги? Из кандидатов, чьи программы не подвергались анализу в настоящей статье, к первой группе условно можно отнести Станислава Говорухина и Эллу Памфилову - претендентов, программы которых имеют серьезный социальный блок, нуждающийся в государственном финансировании.

Вторая группа - "частники", то есть политики, выступающие за частную собственность и за предпринимательскую инициативу как основной двигатель прогресса в области экономики. Это, естественно, Григорий Явлинский и Константин Титов. Свобода банковской системы и частная собственность на землю - это те два кита, на которых строятся их предвыборные программы.

Практически все прогнозы отдают предпочтение Владимиру Путину и Геннадию Зюганову. Не означает ли это, что россияне уже сделали выбор стратегии развития? Ведь не случайно так и не может выиграть выборы Григорий Явлинский - несмотря на всю ту сверхактивную избирательную кампанию, которую он проводит. Люди предпочитают выбирать между представителями одного направления. Быть может, и политикам, до сих пор отстаивающим идеи "свободного рынка", следует понять, что идеи хаотичного, самоорганизующегося, беспорядочного рынка сейчас неактуальны. Похоже, приходит время людей, исповедующих старую кейнсианскую модель развития экономики. А крепкая экономика - значит сильное государство. Число согласившихся с этим постулатом мы узнаем 26 марта.

Обозреватель Роман Зарапин

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России