Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Проблема

 

Чечня:
Россия побеждает или создает себе новые проблемы?

4-я часть.

Противодействие Запада, протесты международной общественности.

В двух словах, Запад обвиняет Россию в том же, в чем она обвиняла последний во время войны в Югославии. В двух словах эти претензии в целом, только с разной полярностью, можно свести к следующему: масштабы применения силы не соответствуют размерам угрозы, исходящей от объектов нападения. Более конкретно: война не метод решения возникающих противоречий, эскалация насилия является одним из основных препятствий на пути политического урегулирования, жертвы среди мирного населения неоправданно высокие.

Несмотря на серьезное осложнение отношений России и Запада, сначала из-за Югославии, затем из-за Чечни, позиции обеих сторон не претерпели существенных изменений. В Москве утверждают: суверенное государство имеет право на установление на всей своей территории и на пресечение действий сепаратистов, стремящихся к созданию не признанных международным сообществом государственных образований. Включая и применение военной силы. В первом случае имелась ввиду Югославия и косовские сепаратисты, во втором – сама Россия и чеченские боевики.

Интересно, что и позиция официального Запада остается в принципе неизменной с начала чеченской кампании: антитеррористическая операция допустима, но при условии соблюдения прав человека и соответствующих международных договоренностей. Иными словами, “продолжайте свое дело, но только аккуратнее”. Подтверждение тому: отказ стран Запада от приема эмиссаров из Ичкерии и вообще от контактов с республикой на официальном и полуофициальном уровнях. Угрозы введения санкций против России так и не были реализованы. С МВФ в целом удалось договориться. Лондонский клуб списал третью часть российских долгов. Наконец, в результате переговоров В. Путина с генсеком НАТО Дж. Робертсоном и главой британского “форин оффис” Р. Куком начался процесс нормализации отношений с Северо-Атлантическим альянсом.

От официальных контактов с чеченскими представителями отказываются и исламские государства, например, признавшие талибов Пакистан и Объединенные Арабские Эмираты. В Пакистане Зелимхан Яндарбиев находился по приглашению мусульманской экстремистской организации “Джамаате-ислами”, и ни с кем из официальных представителей страны не встречался. Об этом пакистанские власти сделали специальное заявление. Тоже самое произошло и в ОАЭ. Он въехал в страну по туристической визе и находится там как частное лицо. Правда, сам Яндарбиев утверждает, что он вел официальные переговоры, в частности, с министром иностранных дел Пакистана Абдул Саттаром и руководителем исполнительной власти Пакистана генералом Первезом Мушаррафом. Им он якобы предложил идею создания некой “международной исламской армии” для священной войны с неверными. Но заявления Яндарбиева легко объяснить: ему нужно одновременно доказывать значимость собственных поездок, и создавать впечатление международной поддержки сепаратистов.

Реально же Чечню поддерживают только правительство талибов в Афганистане и, в меньшей степени – Саудовская Аравия, родина ваххаббизма. Талибы и чеченские сепаратисты – “родственные души”. Им обоим приходится вести тяжелые бои, соответственно, с российскими войсками и с Ахмад-Шахом Масудом. Во время посещения все тем же Яндарбиевым Кабула талибский министр иностранных дел Мутавакилл предложил ему подписать военное соглашение.

Относительно удачные переговоры В. Путина с Дж. Робертсоном, Р. Куком и положительная реакция на последние заявления и.о. российского президента о желательности сближения с НАТО отнюдь не означает, что позиция Запада по чеченскому вопросу претерпела существенные изменения. Претензии остаются в принципе теми же. Перечислим их.

Россия ведет полномасштабную войну, а не антитеррористическую операцию против всего населения республики. Здесь, вполне возможно, западные политики вполне искренне заблуждаются. Они привыкли, что численность банд террористов редко превышает несколько десятков человек, и против них используются спецподразделения типа американской “Дельты”, германской ГСГ-9 или нашей “Альфы”. Что же, западникам, может быть, сложно представить, как целая республика, чья территория превышает Бельгию или Швейцарию, превратилась в рассадник международного терроризма. Последнее – тоже, бесспорно, упрек российским властям, но несколько из другой области.

Антитеррористические операции подразумевают точечные удары, а не использование ракетного оружия, тяжелой артиллерии, авиации и т.п.

Полномасштабные боевые действия привели к “гуманитарной катастрофе”, в частности, к массированному исходу беженцев из Чечни.

Россия сознательно занижает собственные потери, которые, по данным некоторых западных источников, в десять раз превышают официальные данные.

Наконец, силовое урегулирование проблемы фактически сводит на нет возможности для политического урегулирования. Хотя Запад и соглашается с тем, что вести переговоры с полевыми командирами невозможно, но их можно вести с религиозными лидерами, старейшинами, лояльными главами тейпов.

Общественные, прежде всего, правозащитные организации, осуждают войну в Чечне намного более жестко, чем официальные лица Запада. Пожалуй, наиболее радикальную позицию занимает представители организации “Врачи без границ”, кстати, единственной, имеющей доступ в Чечню. На своей пресс-конференции в Париже президент “Врачей без границ” Жаки Маму обвинил российскую армию в совершении массовых и систематических военных преступлений, причем эти акты можно квалифицировать как акты геноцида. В Чечне, по словам Маму, постоянно нарушаются Женевские конвенции, российские солдаты “ведут себя бесчеловечно”: берут заложников, расправляются с ними и с мирным населением без суда и следствия, планомерно уничтожают гражданское население. А д-р Ги Косс, также “врач без границ”, назвал чеченцев “народом-заложником”.

Протесты западной общественности нередко принимают активные формы. Сразу после начала второй чеченской кампании антивоенные демонстрации состоялись в Лондоне. 1 марта демонстрация с участием пяти тысяч человек прошла в Париже, причем колонну возглавила министр по проблемам окружающей среды и лидер “зеленых” Доминик Вуане. Ранее, 24 февраля, 170 членов Народного Руха Украины пикетировали российское консульство в Одессе. В тот же день состоялось нападение на российское консульство в Польше. При этом выкрикивались антироссийские лозунги, российский флаг был сорван, а на его место был вывешен чеченский. Впрочем, об этих и других инцидентах писали достаточно, так что повторяться не будем. Укажем лишь на основную причину всплеска антироссийских настроений – соответствующую подачу информации западными, а также некоторыми российскими СМИ.

Освещение чеченской кампании в СМИ: Россия, Чечня, Запад

Первая чеченская кампания в плане информационного обеспечения оказалась полностью проиграна российской стороной, а отвечавший в правительстве Чечни за пропаганду Мовлади Удугов снискал себе репутацию “гения информационных войн”. Действительно, ему удалось склонить на сторону Чечни большинство западных и даже российских журналистов. Но присуждать все лавры только М. Удугову, каким бы “гением” он ни был, было бы неверно: российская сторона подготовилась к информационной кампании также плохо, как и к боевым действиям. Точнее, никак не подготовилась.

На этот раз российские власти повели себя намного более грамотно. Во-первых, распространение информации было централизовано. Специально для освещения боевых действий был создан Федеральный информационный центр. Кроме того, сведения, выгодные для российской стороны, распространялись и через Агентство военных новостей. Далее, государственные телеканалы стали вести себя действительно по государственному. На ОРТ, РТР появились довольно сдержанные репортажи, зачастую лишенные всяческой патетики, посвященные действиям российских войск и попыткам наладить мирную жизнь на освобожденных территориях. То есть государственные СМИ сосредоточились на собственно военной пропаганде. Могут возразить, что пропагандировать нечего: война-то, ведь, несправедливая. Но в современных условиях умелая военная пропаганда не менее важна, чем. Например, своевременный подвоз боеприпасов. Из крупных телеканалов только НТВ сохраняет антивоенные позиции. Но это стоит, скорее, рассматривать как продолжение противостояния медиа-империй Владимира Гусинского и Бориса Березовского.

В прессе и в электронных СМИ появились серьезные аналитические материалы о ходе кампании, чего также не было во время прошлой войны.

Российская сторона стала использовать и оружие контрпропаганды. Всему миру были продемонстрированы видеопленки о зверском обращении боевиков с заложниками и пленными. Представители РФ стали своевременно реагировать на прочеченские и антироссийские материалы в западных СМИ. Последний пример: реакция на сюжет немецкой телекомпании N24 об “издевательствах над пленными боевиками”.

Наконец, удалось перекрыть многие чеченские каналы распространения информации. Значительная часть радио- и телестудий, ретрансляторов и пр. на территории Чечни были уничтожены во время авианалетов и ракетных ударов. Благодаря дипломатическим усилиям РФ были прикрыты многие “независимые” (читай, прочеченские или контролировавшиеся чеченцами) информационные центры. 23 февраля, например, украинские компетентные органы начали расследование деятельности т.н. “информационного бюро Ичкерии”, расположенного в Одессе. По одним сведениям, расследование инициировано украинцами: по словам начальника пресс-службы МИД Украины Игоря Грушко, официальный Киев не может устраниться от решения проблем, непосредственно связанных с двусторонними отношениями России и Украины. По другим сведениям, не обошлось без демарша с российской стороны. Эта информация, правда, неофициальная. Но, как бы то ни было, подобный демарш вполне оправдан, ибо направлен на пресечение антигосударственной деятельности из-за рубежа.

Не обошлось и без ошибок. Одна из них - “дело Бабицкого”. О нем написано много (может быть, слишком много), и напоминать суть дела не будем. Не будем разбирать и роль российских спецслужб, и другие аспекты этой истории. Остановимся только на принципиальном, на наш взгляд, моменте. Бабицкий – корреспондент Радио “Свобода”. А это радио, как известно, содержится на деньги Конгресса США и контролируется ЦРУ. Тем не менее “Свободе” еще в 1991 году специальным указом Бориса Ельцина было предоставлено помещение, и созданы фактически привилегированные условия работы, о которых другим западным, а также многим российским (!) СМИ оставалось только мечтать. Несмотря на явное расположение российских властей, а также на “торжество демократии” в стране, журналисты “Свободы” продолжали заниматься привычным делом – громить “империю зла”. Во время второй войны (как, впрочем, и первой), “Свобода” заняла откровенно прочеченскую и антироссийскую позицию. Свобода слова на “Свободе” превратилась в профанацию. Именно эти аспекты и следовало всячески подчеркивать. А российские власти, наоборот, своими неумелыми действиями нагнетали напряженность вокруг “дела Бабицкого”, создавая тем самым новые информационные поводы продолжающейся антироссийской кампании.

Может быть, Андрея Бабицкого вообще не стоило допускать в Чечню. Стоит хотя бы вспомнить жесточайшие ограничения для журналистов, введенные НАТО и в Персидском заливе, и в Югославии.

С пропагандистской точки зрения оставляет желать лучшего и качество телевизионных репортажей наших телеканалов. На Западе давно существует понятие “TV-war” - “телевизионная война”. Классический пример тому – война в Заливе. Вспомним кадры телехроники и фотографии, обошедшие весь мир: горящие нефтяные вышки, разгромленные кувейтские больницы, родильные дома, вообще полный разгром страны иракскими военными; американский морской пехотинец, прощающийся с маленькой девочкой (наверное, своей дочкой); иракский танк, весь увешанный награбленным барахлом, причем один тюк подвесили прямо к пушке, а на башне не пойми как закрепили огромный диван; бравые “морпехи” и рейнджеры, готовящиеся к операции; кинжальные удары союзной авиации; бегущие иракские вояки; и, наконец, гонящие их без остановки победители. Эти сюжеты способны произвести сильнейшее впечатление сами по себе, а размещенные в определенной последовательности и вовремя показанные, достигли ожидаемого от них эффекта. Значительное большинство жителей западных стран поддержали военные действия против Ирака, а в США количество сторонников военной операции было примерно таким же, как в СССР голосовавших за блок коммунистов и беспартийных.

Наши телевизионщики не смогли добиться подобного эффекта, хотя показать есть что. Российские летчики действуют лучше западных, и десантники наши воюют ничуть не хуже знаменитых “зеленых беретов”.

Чеченцы, во многом лишенные прежней свободы распространения информации, стремятся, главным образом, передать собственные пропагандистские материалы на Запад. Исходящей от них информацией “подпитываются” практически все западные СМИ и общественные организации. Те же “врачи без границ”, например, нисколько не скрывают “чеченское” происхождение сведений, которыми они оперируют. Пресловутая пленка, прокрученная телекомпанией N24, также была отснята чеченцами. На ней, кстати, запечатлены похороны убитых боевиков в районе Рошни-Чу. Трупы были лишь слегка присыпаны землей, чтобы было легче произвести “вскрытие и опознание”.

Западные СМИ, не мудрствуя лукаво, при освещении чеченской войны применяют те же методы, что и во время агрессии против Югославии: тогда по всем каналам крутили жуткие кадры, показывающие несчастных албанцев, согнанных с насиженных мест, и “сербских варваров”, устроивших в Косово настоящий геноцид. Характер освещения событий в Косово существенно изменился после того, как “несчастные албанцы” стали стрелять в спину солдат миротворческих сил.

В сюжетах из Чечни типажи в принципе те же. Только несчастными на этот раз оказались поголовно все чеченцы, в том числе и боевики (помните, “народ – заложник”), а “варварами” – русские солдаты. Хотя граждан западных стран и в заложники берут, и головы некоторым отрезают (это хорошо известно за рубежом), а тех, кого не убили, освобождают российские войска и спецслужбы – отрезвления на этот раз почему-то не наступает.

Перспективы чеченского урегулирования

Определить их, хотя бы приблизительно, скажем сразу, не просто. Под урегулированием в данном случае понимается и завершение военных действий, и восстановление экономики, социальной сферы республики, создание новых органов государственной власти, определение политического статуса Чечни, возвращение ее в политическое и правовое поле России. Но все эти проблемы, увы, не решить без достижения полной победы в войне. А этого добиться крайне сложно.

В современной войне, как известно, главным залогом победы является не установление контроля над территорией противника, а уничтожение его вооруженных сил. В противном случае война может тянуться бесконечно. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить многие продолжающиеся десятилетиями локальные конфликты, например, арабо-израильский или индо-пакистанский. Ни одна сторона там не может добиться решительного успеха, ибо ограничивается попытками установления контроля над определенными территориями (например, Кашмиром). Мы, конечно, отнюдь не желает полномасштабной войны между Индией и Пакистаном, но с военной точки зрения причина продолжения конфликта заключается именно в этом.

Федеральным силам пока не удалось добиться полного уничтожения бандформирований. Свидетельства тому – многочисленные сообщения о “просачивании” боевиков за пределы Чечни и на территорию, контролируемую федеральными силами. Попытки прорыва отдельных групп продолжаются и в настоящее время.

Российские войска уничтожили значительную часть инфраструктуры чеченских формирований: подпольные цехи по производству оружия, склады, учебно-тренировочные лагеря. Но полностью изъять оружие у населения республики не удастся, а его там (прежде всего стрелкового) накоплено столько, что хватит еще на много лет. К тому же боевики могут пользоваться лучшим знанием местности и поддержкой части мирного населения. Следовательно, существует реальная возможность партизанской войны, в которой победителей не бывает. Чеченцам, конечно же, не удастся “выдавить” российские войска из республики, но и последним вряд ли удастся уничтожить или переловить всех боевиков. Соответственно, для начала процесса политического урегулирования требуется, чтобы российские формирования смогли в течение долгого времени жестко контролировать положение в республике. Хватит ли у них на это сил и возможностей? Ответ, как правило, дается отрицательный. При этом существует правительственное решение о постепенном выводе войск. Следовательно, шансы политической и социально-экономической ситуации в ближайшей перспективе заметно снижаются.

Cм.также:
   1-я часть материала.
   2-я часть материала.

   3-я часть материала.

Владимир АЛЕКСАНДРОВ
7 марта 2000 года.

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России