Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Интервью

 

"Для нынешней Думы всё, что за границами Российской Федерации, во-первых, плохо, во-вторых, опасно. В угоду неким внутренним непростым процессам нам опять нашли главного внешнего врага. Это Запад".
Из интервью Сергея Ковалёва ТВ Грузии.

Эксклюзивное интервью депутата Государственной Думы третьего созыва, правозащитника Сергея Адамовича Ковалева нашему корреспонденту.

Корр. Сергей Адамович, скажите, пожалуйста, собирается ли Запад вводить санкции против России в связи с войной в Чечне?
С.К. Понятия не имею. Разговор об этом идет. Я думаю, что Запад, как обычно, проявит недальновидность и нерешительность. Я вовсе не сторонник жестких санкций в отношении России. Я бы сказал так: я сторонник давления на Россию и давления на Чечню. Есть линии такого давления, и моя страна заведомо нуждается в нем. Я полагаю, что с января 88-го года ничего не изменилось и Сахаров по-прежнему прав, именно тогда он сказал: "Моя страна нуждается в поддержке и в давлении". Увы, лицемерный и близорукий Запад не склонен оказывать давление адекватное ситуации. И это беда. Также беда и в том, что Запад и с Чечней не попытался наладить неких отношений, отношений, которые непременно включали бы в себя очень энергичное давление. В конце концов, невозможно в современном тесном взаимосвязанном мире терпеть, чтобы было место на этом свете, где едва ли не самый прибыльный бизнес - торговля людьми; где малолетним детям власть показывает, как она, власть, убивает людей; где господствует кулак и автомат; где возможны набеги и налеты на сопредельные территории, как это было в Дагестане. Понимаете, все это нетерпимо и все это вместе не повод для войны, для уничтожения мирного населения. Это повод для очень трудной, кропотливой и длительной работы.

Корр. В чем Вы видите эту работу?
С.К. Вот говорят, Масхадов совершенно неэффективный президент. В самом деле, это так. Он не пользовался в межвоенной Чечне достаточным влиянием и вряд ли сейчас сосредоточил в своих руках власть. Да какая там власть… В стране, распавшейся на отдельные кусочки, идут партизанские бои. Но ведь и Россия, и Запад вместе с нею допустили это. Никто не желал видеть в Масхадове партнера. Партнера для очень трудных переговоров, очень конфронтационных переговоров, но, тем не менее, переговоров. А, между прочим, даже если бы вначале этой второй чеченской войны начались переговоры с Масхадовым, его авторитет вырос бы, его возможности стали бы больше. А ведь Масхадов (я это совершенно точно знаю) хотел не бандитскую вольницу иметь в Чечне, он-то хотел строить в Чечне правовое светское государство. Только он никогда не говорил об этом вслух, потому что чеченская ситуация такова, что он боялся это сказать. Вообще Чечня показала, что этот народ способен, так сказать, рожать отважных солдат, презирающих боль и смерть, но не способен, по крайней мере, сейчас, родить никого, обладающего гражданским мужеством.
Так вот, ни Запад, ни Россия не пытались и не пытаются найти в Чечне людей обладающих таким гражданским мужеством. Не пытаются найти партнеров, не пытаются сделать партнером того же Масхадова.

Корр. Будет ли Запад поддерживать демократию в России или тоже проявит недальновидность?
С.К. Хочет и декларирует. Но если вы хотите знать мои предположения на этот счет, боюсь, что нет.

Корр. В эфире радио "Эхо Москвы" Вы сказали о претензиях к Григорию Явлинскому, которые не скрываете от него самого. Могли бы Вы кратко их сформулировать?
С.К. Претензии к Григорию Алексеевичу? Ну, пожалуйста. Я думаю, что это человек излишне возбужденный и потому не очень стойкий. Вот вам пример: Григорий Алексеевич хочет постоянно быть смелым, мужественным и независимым человеком, подвластным только принципиальным соображениям. И вовсе не подвластным колебаниям политической конъюнктуры. Он старается заявить себя таким и, я думаю, стремится быть таким. Вот вам, пожалуйста, лето 1995 года. Его договоренность с Гайдаром и то, как Явлинский ее разрушил. Такого рода слабости не редкость для него.

Корр. А его позиция по Чечне?
С.К. Эта позиция не безупречна. Сначала он сказал: "Какая есть армия, такая есть и надо всячески ее поддерживать". А потом немедленно после этого заявил: "Нужно заявить жесточайший ультиматум (только он не назвал слово "ультиматум") и отложить его исполнение на 30 суток, чтобы дать возможность выйти беженцам". Но это ведь вовсе не поиски мирного решения. Это ведь только хорошая мина при плохой игре. Потом его позиция пригнулась еще немножко и стала более приемлемой.

Корр. Сергей Адамович, Вы говорили о своем сложном отношении к Сергею Степашину.
С.К. А каким образом Сергей Вадимович Степашин оказался вторым в списке "Яблока"? Он какое отношение к "Яблоку" вообще имеет? Как это можно было выдвигать в округе Галины Васильевны Старовойтовой человека, который, в общем, был ее идейным противником. Да, Степашин покаялся, один из немногих. Я не знаю, сколько стоит это раскаяние. Но ведь мог он и в другом округе баллотироваться?

Корр. Большое спасибо.

Беседу вел корреспондент
Алексей Штангаров

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России