Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Комментарий

 

Труды и дни Российской “Партии Власти”

Что такое “партия власти”, все мы узнали не из учебников, а из реальной политической жизни. Проходящие президентские выборы назовут не только главу государства, но и ту политическую силу, на которую в течение будущих четырех лет хотя бы теоретически станет опираться российская власть.

Такую “партию власти” в обозримый период времени пытались создать уже не однажды. Однако каждый раз эти попытки заканчивались если не полным провалом, то хотя бы неудачей. В постсоветской России уже двум общественно-политическим объединениям (следует обратить внимание, что ни одно из них пока не оформилось в виде партии) удавалось добиться хотя бы формального влияния на ход политического процесса. О двух из них никто не вспоминает, а третье в настоящее время вынашивает, пожалуй, самые действенные планы контроля над страной.

Свято место...

Когда в 1989 году в СССР появлялись первые настоящие политические партии, мало кто из них не ставил перед собой задачу получения власти. Демократически-оппозиционные альянсы, появившиеся в отдельных союзных республиках Народные фронты и организации откровенно националистического характера, были достаточно неоднородными по характеру, однако все они, если и не пытались занять место КПСС, то, во всяком случае, претендовали на то, чтобы играть в политической жизни страны важное место.

Это удалось только там, где руководство вовремя поняло, что без опоры на определенную политическую силу сложно не только создать и провести в жизнь хоть какую-нибудь программу, но даже удержаться у власти более чем на год. Такую тактику избрало руководство так называемых “национальных окраин”, которое в борьбе за независимость от РСФСР опиралось именно на Народные фронты, созданные прежде всего русскими и претендовавшие только на определенные изменения в сторону демократии. Первоначальные создатели Народных фронтов постепенно оставляли политическую деятельность - или поняв, что основанные ими организации встают на путь национализма, или будучи вытесненными из них как неграждане.

Тем организациям, которые создавались непосредственно в РСФСР, в этом отношении повезло намного меньше. Все они в той или иной мере трансформировались, приспосабливаясь к новым условиям существования. Большинство из первых партий свернули свою деятельность, поскольку на их место достаточно быстро пришли более агрессивные политические организации, которые уже не ограничивались митингами и демонстрациями, а разворачивали мощные агитационные кампании. Претензии первых демократических организаций на власть, как правило, не были такими четкими, как у современных участников политического процесса, и все они распались на более мелкие группировки или положили начало более крупным партиям и движениям.

Единственная крупная политическая организация, созданная еще в мае 1988 года и с тех пор не менявшая ни лидера, ни своего названия (только слово “СССР” было заменено на “Россия”) - Либерально-демократическая партия России. Еще при создании ЛДПР Владимир Жириновский не скрывал, что его партия является идеологической калькой небезызвестной Либерально - демократической партии Японии, которая захватила власть в 1945 году и удерживала ее до середины 1990-х годов. Гиперактивная, с многоплановой популистской идеологией и агрессивной пропагандой, партия Жириновского изначально претендовала на власть и не отказывалась от своих намерений вплоть до последних лет (похоже, результат парламентских выборов ясно показал, что время Владимира Вольфовича прошло).

Конечно, фигура Жириновского, слишком быстро ставшая одиозной, не могла привлечь внимания лидеров той “первой демократической волны”, которые в итоге и получили власть. Вся проблема была именно в идеологическом оформлении российского руководства, получавшего в 1990-1991 годах реальные рычаги политического и экономического воздействия. Созданная ранее Межрегиональная группа не являлась партийным образованием, да и в процессе политической борьбы растеряла многих из своих знаковых фигур. Кроме того, “демократы первой войны” продолжали подковерную борьбу за лидерство, что, конечно, не способствовало консолидации и оформлению реальной российской “партии власти”.

События августа 1991 года показали, что участие партий в политической жизни России явно отошло на второй план. Уже тогда писали, что КПСС как партия отвыкла от реальной борьбы и не приняла действенного участия в установлении правительства ГКЧП или, наоборот, в его свержении. Действительно, не все обкомы и райкомы тогда поддержали Янаева - многие предпочли отмолчаться, а отдельные региональные лидеры партячеек были слишком близки к тому, чтобы поддержать Ельцина, выдавая свои действия за верность Михаилу Сергеевичу Горбачеву.

Запретить КПСС оказалось достаточно просто: партия как действующая организация практически не существовала (это лишний раз доказывается почти полным отсутствием сопротивления партфункционеров при ликвидации всех структур компартии). От нее отвернулся даже Горбачев, также выросший в Советском Союзе и, очевидно, не понимавший всей опасности такого политического отшельничества. Нового партийного объединения на месте КПСС не было создано, поскольку и российское руководство не осознавало необходимости такой поддержки своей власти.

“Выбор России”

В первые годы своего правления Ельцин взял курс на существование в РСФСР многопартийной системы при отсутствии представителей реальных партий в управлении страной. На первое российское правительство Ивана Силаева, ни второе (когда кабинет министров формально возглавлял сам Ельцин), ни третье (под руководством исполняющего обязанности премьер-министра Егора Гайдара), не имело поддержки в числе действовавших в то время в России уже достаточно многочисленных политических организаций. Правительство, по сути, было харизматическим. Это было вполне допустимо до тех пор, пока глава государства пользовался кредитом доверия народа (а завоеванной в 1989-1991 годах популярности Ельцину хватило, как минимум, до событий октября 1993 года).

Первая попытка создать сверху реально действующую “партию власти” была сделана после октябрьских событий 1993 года, когда власть в правительстве давно перешла в руки Виктора Степановича, однако Гайдар еще сохранял во власти определенные позиции. В непосредственном преддверии первых парламентских выборов в России было создано сразу несколько общественно - политических организаций, в том числе объединение “Выбор России” во главе все с тем же Гайдаром и рассматриваемое тогда многими как объединение - сателлит движение “Женщины России”. Исход первых выборов всем давно известен; пропаганда представляла избирательную кампанию как очевидный триумф Егора Гайдара, но собравшийся в ночь с 12 на 13 декабря 1993 года в банкетном зале бывшего Кремлевского дворца съездов политический и прочий бомонд постигло жестокое разочарование: победу, как известно, одержал Жириновский, набравший 22,92% голосов. Попытка создания первой “партии власти” провалилась.

Результаты выборов вовсе не означали, что функционеры Жириновского оказались умнее или удачливее. Просто ЛДПР как субъект политического процесса в тот момент намного больше подходила на роль “партии власти”: во-первых, потому, что это была реальная партия, действовавшая достаточно долго и доказавшая свою физическую и идеологическую устойчивость; а во -вторых, потому, что эта партия провозглашала реальные цели и задачи, чего не делали лидеры и активисты созданного наспех, а поэтому заведомо неустойчивого “Выбора России”. Конечно, люди Гайдара вместе с “Женщинами России” в совокупности смогли набрать чуть меньше 25% голосов и опередить жириновцев, однако этого было слишком мало для того, чтобы сформировать реальный аппарат власти.

Впрочем, Гайдар осуществил то, что предполагалось сделать намного раньше. 12 - 13 июня 1994 года в Москве состоялся учредительный съезд партии “Демократический выбор России”. Но поезд Гайдара уже ушел - у власти находились другие люди, а сам Егор Тимурович вышел из состава правительства еще в январе 1994 года. Создание “партии власти” слишком запоздало.

“Наш дом - Россия”

Следующую “партию власти” в преддверии уже вторых выборов в Государственную Думу попытался создать Виктор Черномырдин. Учредительный съезд его объединения, получившего название “Наш дом - Россия” состоялся 12 мая 1995 года. Здесь уже есть некоторые признаки, безошибочно выделяющие потенциальную “партию власти” от всех прочих движений. Начнем с того, что только что созданная, “партия Черномырдина” сразу заявила, что ее членами является более 120 тысяч человек (как в кратчайшие сроки премьер-министру удалось набрать столько активистов, сказать трудно). Второй факт, поразивший общее воображение, - регистрация движения, произошедшая уже 22 мая (регистрация других партий никогда не занимала менее двух-трех месяцев). Очевидно, это было сделано для того, чтобы обеспечить блоку Черномырдина возможность участвовать в парламентских выборах, проведение которых было намечено на 17 декабря 1995 года.

В то же время НДР нельзя назвать реальной “партией власти” европейского образца. Во-первых, “Наш дом - Россия” не являлся партией, а представлял из себя только всероссийское общественно-политическое движение, хоть и пользующееся поддержкой самых влиятельных лиц в государстве. Во-вторых, состав актива НДР оформился далеко не сразу. Только на III съезде движения был избран Политсовет, состоящий из знаковых фигур - в него, в частности, входили председатель Совета Федерации Егор Строев, президент РАО “Газпром” Рэм Вяхирев, президент РАО “Единые энергетические системы России” Анатолий Дьяков, президент нефтяной компании “ЛУКоий” Вагит Алекперов, председатель совета директоров АО “КамАЗ” Николай Бек и президент ОАО “ГАЗ” Николай Пугин. Широкое представительство финансовой олигархии неплохо дополнялось официальными лицами - первым заместителем руководителя Администрации Президента РФ Александром Казаковым и первым заместителем мэра Москвы Владимиром Ресиным.

В декабре 1995 года свежесозданный “Наш дом - России” выборы откровенно провалил, заняв только третье место после КПРФ и ЛДПР. Что причиной такой неудачи “партии власти”? Недостатка в официальной поддержке, казалось бы, не было - все проправительственные средства массовой информации совершенно беззастенчиво “играли на поле Черномырдина”. Но вот что удивительно: на первом и втором местах на выборах оказались не движения, а реальные партии - Коммунистическая и Лмберально - демократическая. Коммунисты, оформившиеся только весной 1993 года, естественно, не успели “набрать обороты” и достойно выступить на первых парламентских выборах, где победу одержала самая крепкая на тот момент партия. За прошедшие два года коммунисты создали широкую инфраструктуру, прояснили спорные пункты своей программы и довели все это до сведения избирателей. Либеральные демократы оказались в такой ситуации только вторыми, поскольку, как признавал даже Жириновский, в 1993 - 1995 годах практически не развивали собственную организацию, положившись на сомнительную популярность ее лидера. В таких условиях движениям оставалось только бороться за третье - четвертое места, что и получилось: НДР на три с небольшим процентов обошла “Яблоко”, которое, хоть и было создано еще на заре российской независимости, совершенно не стремилось к тому, чтобы превратиться в реально действующую партию.

Здесь необходимо объяснить, что же отличает общественно - политическое движение (ОПД) от реальной партии не в теории, а на практике. ОПД, как правило, не предусматривает института жесткого членства, в то время как партия обладает всем необходимым набором атрибутов - вплоть до партийных билетов. В партии идеология занимает важное, если не главное место, тогда как ОПД создается как объединение идеологически родственных, близких, но не тождественных структур. ОПД - временное явление (что уже само по себе предусматривает его организационную рыхлость), а значит, не ставит перед собой реальных задач на долгосрочную перспективу. Понятно, что избиратель голосует не за объединение, которое может через считанные дни прекратить свое существование, а за идеологию, носителем которой может являться только такой прочный субъект политики, как партия.

После выборов 1995 года это стало ясно многим, и, как все помнят, в преддверии президентских выборов в России, как в 1993-1994 годах, начали усиленно создаваться разнородные политические объединения, быстро объявлявшие себя партиями. Большинство из них не являлось партиями в реальном смысле этого слова - вместо четкой идеологической позиции у них была наспех написанная программа, вместо социальной базы - люди, которым вовремя раздали пригласительные билеты, а вместо тактики борьбы за власть - деньги (как правило, очень большие деньги, так как процесс раскрутки партии весьма недешев - кто не верит, спросите у Брынцалова). Главная ошибка заключалась в том, что эти партии создавались не снизу, а сверху, то есть, по сути, являлись объединением группы лиц вокруг одного человека, собственно, и имеющего деньги. Примеров таких псевдо-партий можно предложить несколько: кроме партии Брынцалова это Партия самоуправления трудящихся Святослава Федорова и ОПД “Гражданский форум”, создававшееся исключительно для поддержки кандидатуры Горбачева.

Конечно, такие “партии” не смогли обеспечить не только вхождение их лидеров во власть, но даже поддержку 5 - 10% избирателей. Хотя, надо думать, не будь Российской социалистической партии, вряд ли Брынцалов набрал бы даже те 100 с лишним тысяч голосов, которые оказались у него после подведения итогов (интересно, что бы было, если бы собственную партию вовремя создал Умар Джабраилов?). Не укладываются в эту схему только голоса, полученные Лебедем, который как раз не имел видимой поддержки со стороны общественно-политических организаций, но, как известно, правил без исключений быть не может.

“Мавр сделал свое дело, мавр может уходить”. Именно такой девиз лидерам НДР стоило поместить на своем знамени после второго тура президентских выборов. Влияние движения постепенно падает, и о нем, скорее всего, быстро бы забыли, если бы не фракция НДР в Государственной Думе, которая, как ей и положено, лоббировала все проекты, вынесенные на обсуждение нижней палаты парламента правительством, какой бы идиотский характер они не носили. Попытка играть роль “партии власти” была предпринята, однако никакой реальной политической деятельности, за исключением участия в парламентских дебатах, члены НДР не вели. Отсутствие деятельности предполагает потерю популярности, и падение престижа движения к концу правления Черномырдина ни у кого не может вызывать вопросов. На своем VII съезде (28 августа 1999 года) движение вынуждено было признать, что уже не является “партией власти”.

Сергей Кириенко, получив реальные рычаги управления, не стал создавать политическую организацию, которая поддерживала бы его деятельность. А зря: связанные партийной лояльностью, функционеры всех уровней вынуждены были бы меньше критиковать действия властей и более активно искать посторонние причины ее неудач - в первую очередь, причины кризиса 17 августа. Конечно, у многих сохранялась надежда на то, что “рокировочки” под управлением Ельцина завершатся возвращением в правительство Виктора Черномырдина и реанимацией “Нашего дома - России”, но попытка такого поворота событий провалилась, и премьерское кресло занял человек, не являвшийся ни членом “Выбора России”, ни функционером НДР.

Освободив второй по важности пост в государстве, Кириенко начинает создавать собственную политическую организацию. Может быть, я чего-то не понимаю, но зачем, уходя из власти, создавать организацию, которая будет пытаться вернуть тебе утраченный пост? Создавать партию или ОПД нужно было в момент пребывания на политическом олимпе, а не тогда, когда тебя с него скинули. В любом случае, созданные правыми радикалами структуры, в конце концов объединившиеся в “Союз правых сил”, не могут считаться “партиями власти” хотя бы потому, что власти у них нет.

Современный этап создания “партии власти”

Двойные выборы 1998-1999 годов заставили руководство Российской Федерации серьезно озаботиться проблемой создания партийно-идеологической поддержки кандидатов на высшие посты в государстве. Очевидно, что в стране сложились две группировки, каждая из которых претендовала на ведущую роль в политическом процессе.

Первая группировка создавалась на региональной основе и была представлена движениями и объединениями, поддерживающими реальные политические силы на местах. Эти объединения в конце концов трансформировались в ОПД “Отечество - Вся Россия”.

Напомним основные вехи складывания этого удивительного альянса. После своей регистрации 19 декабря 1998 года движение “Отечество” стало серьезно рассматривать вопрос о союзниках. Переговоры об альянсе велись, в частности, с “Яблоком” и КПРФ (18 апреля Лужков недвусмысленно предложил Григорию Явлинскому и Геннадию Зюганову подписать совместную декларацию, а 21 июля ОВР решительно отказывается от союза с “Яблоком”). 22 апреля в “Президент-Отеле” состоялось учредительное заседание координационного комитета нового предвыборного блока “Вся Россия”, неформальным лидером которого сразу же назвали президента Татарстана Ментимера Шаймиева. Юрий Лужков принимает участие в этом заседании и делает заявление о своем намерении присоединиться к данному блоку; уже тогда появляется название “Отечество - Вся Россия”.

24 апреля 1999 года в Ярославле проходит II съезд ОПД “Отечество”, на котором Лужков выступает с довольно резкой критикой экономической программы премьер-министра Примакова (я специально заостряю на этом внимание, чтобы показать, насколько по-разному может решаться вопрос о союзниках; уже 11 июля Евгению Примакову официально было предложено возглавить федеральный список ОВР). 21 мая Лужков подписывает соглашение с руководством Социал-демократической партии Германии (очевиден левый уклон будущего движения), а 17 июня появляются первые признаки раскола, когда руководство “Конгресса русских общин” впервые заявляет о возможном выходе своей организации из блока, который пытается заключить союз с движением “Вся Россия”, В июле Георгий Боос и Сергей Ястржембский создают предвыборный штаб и начинают подготовку к выборам.

В то же время позиции блока Шаймиева пока недостаточно ясны. 20 июля политсовет “Всей России” долго спорит, к кому на данном этапе выгодно присоединиться - к движению “Отечество” или к ОПД “Наш дом - Россия”. Выбор делается не в пользу Виктора Черномырдина; понятно, его блок давно выполнил свою задачу и развалился. 3 августа Президиум Политсовета принимает окончательное решение о слиянии с движением “Отечество”, а совместное заседание руководящих органов двух движений (4 августа), заседание координационного совета ОВР (17 августа), вторая часть II съезда движения “Отечество” (Москва, 21 августа) и II съезд блока “Вся Россия” (Уфа, 21 августа) только закрепили этот альянс. В промежутке между всеми этими событиями к ОВР присоединились аграрии во главе с Михаилом Лапшиным (подтверждено 27 августа на VIII внеочередном съезде Аграрной партии России) и шесть из восьми объединений, входивших в титовский блок “Голос России” (12 августа).

Конец августа, похоже, стал временем наибольшей консолидации политических сил вокруг Примакова и Лужкова. Уже в сентябре из ОВР выходят “Женщины России” (1 сентября), “Держава” (6 сентября), “Шахтеры Кузбасса” (26 октября; несмотря на свою небольшую известность в центре, это довольно крупное объединение весьма популярно в Кемеровской области и, что главное, имеет тесные связи с местными влиятельными профсоюзами).

Странным образом все это хронологически совпадает с организацией второго блока, представленного уже центральными силами. Слухи о создании некоего “объединения губернаторов” появляются неизвестно откуда. Только 22 сентября глава Администрации Чукотского автономного округа Александр Назаров (не самый влиятельный политик) подтвердил, что обращение 39 губернаторов к населению России избрать в Государственную думу честных и порядочных депутатов является шагом к созданию губернаторского предвыборного блока - межрегионального объединения “Единство”. Уже 27 сентября в Москве под эгидой МЧС и в его здании проходит первая пресс-конференция лидеров “Единства”, а 3 октября в столице состоялся объединительный съезд, что позволило ЦИК зарегистрировать блок для участия в выборах уже 2 ноября. Еще 24 ноября о своей поддержке блока заявил премьер-министр Владимир Путин, к тому времени уже названный Ельциным своим преемником.

Сравним позиции. “Отечество” создавалось долго и довольно трудно - привлекая на свою сторону все новые и новые силы и в то же время отказываясь от невыгодных союзников. По структуре “Отечество” - классическое общественно-политическое движение; оно создавалось не на идеологической основе, а на базе лидеров, пытавшихся прояснить идейную сущность ОПД уже в ходе своей деятельности (показательна попытка заключить союз одновременно и с КПРФ, и с “Яблоком”). Точно такой же характер носит и “Единство”, создававшееся для поддержки Путина. Проверка на устойчивость состоялась 19 декабря. Напомню, что первое место вновь заняла КПРФ, а “Единство” было вторым, причем с незначительным отставанием (разговоры о фальсификации результатов выборов пока остаются на уровне слухов и ничем не подтверждены). Блок ОВР, создававшийся на более широкой политической базе (от аграриев до Шаймиева), потерпел видимое поражение (13,33% против 23,32% правительственного блока). Доказательство этого рыхлого характера - судьба ОВР сразу же после выборов (не буду повторять все ранее сказанное, так как о судьбе этого блока в прессе писалось более чем достаточно). Четвертым стал СПС, сумевший поставить на первое место не лица, а идеологию, и тем самым собравший те голоса, которые ранее растеряло “Яблоко”.

Движения - победившие и проигравшие не самораспустились, что доказывает их очевидный предвыборный характер. Обратите внимание, что из 11 оставшихся кандидатов четверо очевидных лидеров опираются на поддержку именно политических объединений - партий или движений. “Единство”, как показало время, пошло в правильном направлении, уже на своем учредительном съезде 27 февраля 2000 года преобразовав блок в общероссийское общественно-политическое движение и продекларировав намерение создать на его базе партию (разница между этими двумя типами объединений была указана ранее).

Юрий Лужков, поняв, что исход президентских выборов не станет для него благоприятным (шансы Станислава Говорухина невелики), пытается “замириться” с Владимиром Путиным - катает его по городу и показывает свои достижения (23 марта). Однако, если Лужков рассчитывает на альянс “Отечества” и “Единства”, ему не стоит слишком обольщаться на этот счет. Объединение такого типа станет для “Единства” губительным, так как породит неизбежные проблемы при обсуждении экономической стратегии. Опорой Путина может стать только “Единство”, и в еще одной “партии власти” лидер государства нуждаться не будет.

Правда, и перспективы новой “партии власти” не слишком ясны. 24 марта “New York Times” опубликовала интервью с Путиным, в котором премьер-министр обещал, что привлечет в свое окружение проверенных людей из спецслужб. Что будет после этого - посмотрим...

Обозреватель Роман Зарапин

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России