Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Комментарий

 
Сколько партий останется в России после 26 марта?

Ни для кого не секрет, что 26 марта Россия перейдёт на новое время. Причем это касается не только перевода стрелок часов на летний график. Качественная трансформация неизбежно коснётся всех сторон жизни общества.

Собственно, изменения уже начались. Суть их в конечном итоге сводится к ликвидации хаоса и установлению взвешенной системы, функционирующей по определённым правилам.

Одной из первых неизбежно начнёт преобразовываться политическая сфера. Новый президент и его новая команда вполне естественно захотят установить новые, удобные для них порядки. Кто-то усилит свои позиции, кто-то ослабит, а кому-то и вовсе придётся уйти.

Однако планы будущей власти по большей части не афишируются. Владимир Путин, скорая победа которого не вызывает практически никаких сомнений, крайне редко позволяет себе программные речи. Тем не менее, по некоторым немногочисленным заявлениям преемника Ельцина всё-таки можно судить о его видении общих перспектив развития общества. Это относится, в том числе, и к будущей политической системе.

В конце февраля, в своём приветственном обращении к делегатам учредительного съезда движения “Единство”, Владимир Путин заявил, что “нормальной” для России могла бы стать “двух-трёх, может быть, четырёх партийная система”. То есть, из более чем 200 ныне действующих политических объединений должны выделиться 2-4 системообразующие партии.

Обозначенная разница в возможном количестве, судя по всему, предполагает наличие нескольких вариантов. Попробуем предположить, как могут выглядеть эти варианты.

Сразу оговоримся, что предлагаемые рассуждения не основываются на каких-то конкретных данных закрытого характера. Наш анализ строится лишь на той информации, которая известна практически каждому. Но и её порой бывает вполне достаточно, чтобы набросать примерные очертания возможных конструкций.

Двухпартийная система по-русски.

Образ двухпартийной системы складывается чрезвычайно просто. О ней немало говорилось во время январского парламентского кризиса. По некоторым, данным, публиковавшимся в частности газетой “Время МН”, идея двухпартийной системы разрабатывалась и поддерживается в Администрации президента группой Владислава Суркова.

Основой такой системы становятся “Единство” Путина - Шойгу и КПРФ Зюганова – Селезнёва. “Медведи” при этом играют роль правого центра, а коммунисты занимают левоцентристскую позицию.

В пользу подобного варианта говорит целый ряд обстоятельств:

Прежде всего, КПРФ и “Единство” на сегодняшний день действительно представляют две наиболее крупные и влиятельные политические силы страны. Они имеют самые многочисленные фракции в Государственной Думе.

Коммунисты Зюганова представляют единственную в стране системообразующую партию. К аналогичной роли стремится и “Единство”.

Обе силы располагают необходимой сетью организационных структур во всех регионах страны. У “Медведя” эта сеть пока слабее, зато в его распоряжении колоссальный административный ресурс. Компартия в свою очередь, хоть и в меньшем объёме, всё же располагает возможностями административного воздействия, особенно в пресловутом “Красном поясе”.

Другое важное обстоятельство состоит в том, что “Единство” и КПРФ не являются антагонистами. После ухода Ельцина власть явно взяла курс на прагматическое взаимодействие с левыми. Огромное количество людей стабильно отдаёт им свои голоса, и с этим нельзя не считаться. Не случайно на том же съезде “Единства” Путин объявил, что “исчерпанность политической конфронтации очевидна”.

С другой стороны, всем понятно, что нынешняя КПРФ ничего общего не имеет, ни с коммунизмом, ни с большевизмом. Идеология зюгановцев представляет собой коктейль, в котором намешаны коммунистические, националистические и социал-демократические элементы с явным преобладанием последних.

Левые уже не отрицают рынка и частной собственности, они спокойно рассуждают о приоритете национальных интересов, их боссы одеваются в дорогие костюмы и ездят на автомобилях престижных марок, на партийные деньги созданы коммерческие банки и фирмы. Картину портил г-н Макашов, но последние месяцы его, слава Б-гу практически не слышно.

Важным условием существования эффективной двухпартийной системы является отсутствие фундаментальных различий между двумя главными партиями. Как говорили в Англии начала 20 века: “Тори – это те же Виги, только наоборот”.

Это выражение в известной степени вполне применимо к “Единству” и КПРФ. По своей политической генетике, по манерам, психологии и лексикону коммунисты и “медведи” чрезвычайно близки друг другу. Новейшая думская практика показывает, что двум гигантам гораздо проще договориться между собой, нежели искать компромиссы с многочисленными пусть даже идейно родственными карликами.

Взаимодействие, однако, вовсе не означает потери политического лица. И КПРФ, и “Единство” прочно занимают собственные ниши. У них есть общие позиции, служащие основой общественного согласия, но есть и значимые расхождения. Так и должно быть у двух разных половинок одного целого.

В то же время, у предлагаемой двухпартийной системы имеются и существенные недостатки. Достаточно того, что КПРФ и “Единство” не покрывают всего спектра политических течений России. За скобками, например, остаётся немалый пласт праволиберальных воззрений.

К тому же сами ведущие партии весьма уязвимы. Электорат коммунистов неумолимо сокращается. Их идеи в своём большинстве не имеют будущего. (см. наш комментарий “Свобода пуще неволи”).

“Единство” же может постигнуть хорошо известная судьба “партии власти”. “Медведи” сильны до тех пор, пока с ними Путин. А он, между прочим, не слишком-то спешит к какой-то одной силе.

Так что к следующим выборам монополия двух крупнейших партий вполне может быть оспорена другими политическими объединениями. Вот почему “Единству” и КПРФ, скорее всего, придётся потесниться.

Кого возьмут третьим?

Выступая на съезде собственного движения, Сергей Шойгу назвал ближайших политических соседей “Единства”. КПРФ, понятно, оказалась слева, а справа – СПС. В декабре блок Кириенко – Немцова – Хакамады громко праздновал победу вместе с “медведями”. В январе именно “Союз правых сил” первым из думской фронды согласился пойти на компромисс с новым парламентским большинством. Наконец, правые сохранили верность лозунгу “Кириенко в Думу – Путина в президенты”, и ходе текущей избирательной кампании поддержали кандидатуру и.о. главы государства.

Все эти обстоятельства, казалось бы, должны обеспечить существование партии после 26 марта. СПС намерен застолбить за собой правый фланг российской политической системы.

Однако события двух последних недель показывают, что положение правых отнюдь не безоблачно. Заявление о поддержке Путина поставило правых на грань раскола.

Несмотря на то, что большинство координационного совета во главе с Сергеем Кириенко ориентируется на Кремль, другие руководители СПС имеют собственную позицию. Хакамада и Немцов симпатизируют Явлинскому. Самарский губернатор Константин Титов сам участвует в борьбе за президентское кресло. Он же возглавил недавно созданную Российскую партию социальной демократии. В результате Политсовет Союза правых сил фактически приказал долго жить.

Раздрай усугубился после того, как 22 марта лидер “Яблока” Григорий Явлинский предложил создать мощную коалицию демократических сил. Инициативу уже поддержали Немцов, Хакамада и Гайдар. Раскол СПС, таким образом, всё больше становится реальностью.

В свою очередь Явлинский, что называется, попал в струю. (см. наш комментарий “У Явлинского есть шанс …”>) Ему удалось сохранить лицо последовательного демократа. Он далеко обогнал Титова и теперь всерьёз намерен побороться с Зюгановым. В такой ситуации у лидера “Яблока” появляется реальная возможность объединить вокруг себя демократическую оппозицию. А сильные оппоненты справа Путину совсем не помешают.

Но сможет ли Григорий Алексеевич воспользоваться благоприятным стечением обстоятельств? Все прекрасно знают его непомерную амбициозность и, как следствие, “недоговороспособность”.

В 1995 году Явлинский отказался от намечавшегося тогда союза с Гайдаром, а в 1999-м устроил публичную перепалку с Чубайсом на телеканале НТВ. СПС и “Яблоко” так остервенело боролись за одного и того же избирателя, что теперь им трудно будет смотреть друг другу в глаза.

К тому же известно, что внутри своей партии Явлинский плохо уживается с сильными личностями. Когда-то “Яблоко” покинул Юрий Болдырев, позже были проблемы с Михаилом Задорновым, недавно от Явлинского откололся Сергей Степашин, а скоро, видимо, из “Яблока” уйдёт вице-губернатор Подмосковья Михаил Мень.

Согласится ли Григорий Алексеевич считаться с мнением возможных союзников из СПС? От способности находить компромиссы зависит как его собственное политическое будущее, так во многом и судьба всего демократического движения.

В любом случае в России остаётся достаточное количество людей, разделяющих ценности западного либерализма. Их интересы всё равно придётся кому-то отстаивать, тем более, что в отличие от коммунистического, демократический электорат несмотря ни на что продолжает расти. Поэтому третье место в политической системе России вполне законно будет оставаться за правыми силами.

Четвёртый не лишний.

Давайте снова вернёмся к словам Владимира Путина. Он, как известно, не исключил возможности четырёхпартийной системы. Кому же предстоит стать четвёртым колесом в путинской политической системе?

Помимо “Единства”, КПРФ и СПС, есть ещё одна сила, представляющая интересы крайне влиятельной группировки российской политической элиты. Речь идёт о Москве.

“Медведи” сильны, спору нет. Но в их рядах практически нет лидеров, известных всей стране. С другой стороны, никакие Доренко и Леонтьевы не смогут сломить подлинного авторитета. Лужков и Примаков, конечно, проиграли, но окончательно списывать их со счетов явно рановато.

За московским мэром немалые силы. Его поддерживают финансовые структуры столицы. В команде Лужкова достаточно грамотных и опытных специалистов. Движение “Отечество” имеет не большую, но квалифицированную фракцию в Госдуме. Впервые на федеральном уровне будут отстаиваться законодательные интересы Москвы как особого субъекта Российской Федерации.

Подмосковье также может считаться опорой Лужкова. В “Отечество” входит местный губернатор Борис Громов. А в Москве и области проживает порядка 10% всех избирателей страны. Опираясь только на их голоса, можно без труда преодолеть пятипроцентный барьер. А значит, при умелом ведении дел лужковцы вполне смогут оказаться в Думе следующего созыва.

Это прекрасно понимает и Владимир Путин. “Крепкий хозяйственник” Юрий Лужков и “российский Дэн Сяопин” Евгений Примаков всегда будут сохранять известную самостоятельность. К их мнению придётся прислушиваться.

Но и в “Отечестве” осознают, что март 2000-го, не август 1999-го. Нужно привыкать к сложившимся реалиям и учиться жить в мире с новым обитателем президентских апартаментов.

В результате, Кремль и Тверская-13 постоянно демонстрируют взаимные симпатии. Сначала Лужков и Примаков поддержали кандидатуру Валентины Матвиенко на выборах губернатора Санкт-Петербурга. На прошлой неделе руководство “Отечество” публично высказалось за кандидатуру Владимира Путина. Наконец, после сегодняшней встречи с Юрием Лужковым и.о. главы государства сказал, что завидует москвичам, “у которых есть такой мэр”. – Комментарии излишни. Президенту президентово, а мэру мэрово.

Получается, что горечь поражения не так уж страшна. Блоку Лужкова – Примакова вполне может найтись место под новым политическим небосклоном России.

Таковы, на наш взгляд, общие черты политической системы, формирующейся в России. Строительство в самом разгаре. Новый каркас ещё недостаточно прочен и может подвергнуться изменениям.

Очевидно лишь одно: при Путине на Руси попытаются навести хотя бы самый элементарный порядок. Ельцин был похож на непослушного мальчишку, раскидавшего игрушки по комнате. Теперь всё должно быть расставлено по своим местам. По каким именно, мы узнаем в самом ближайшем будущем.

Обозреватель: Василий ЖАРКОВ.
23 Марта 2000 г.

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России