Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Комментарий

 
БИТВА ПОД МОСКВОЙ.
Новый фронт генерала Громова.

Всем давно известно, что получить власть сравнительно несложно. Гораздо сложнее ее удержать. Именно на удержание власти и направлены усилия всех политиков. Рейтинг - дело хорошее, вот только меняется общественное мнение быстрее, чем погода весной.

Но бывает так, что человеку приходится заниматься еще более сложной работой - самому поднимать власть на должную высоту, восстанавливать кем-то утраченный авторитет и народное доверие, своим горбом отрабатывать ошибки предшественников. Как это получится в общефедеральном масштабе, мы скоро увидим - Владимиру Путину, хочет он того или не хочет, придется долго расплачиваться за "рокировочки" Бориса Николаевича... Но на стороне Путина высокий (по крайней мере, в настоящее время) рейтинг общественного доверия, относительно благожелательный настрой средств массовой информации и, что самое главное, их хозяев. Есть у нового президента и пара козырей в кармане - резерв для повышения размеров заработной платы или неожиданное урегулирование ситуации в Чечне.

Политикам рангом ниже приходится гораздо сложнее. У них нет ОРТ и Сергея Доренко. Им приходится самим в буквальном смысле вытаскивать власть из грязи и отмывать - причем на глазах у своих же избирателей. Последние губернаторские выборы показали, что есть у нас в стране региональные лидеры, которые все еще пользуются доверием народа - и немалым доверием, судя по полученным губернаторами процентам. Другим же региональным главам не удается сохранить доверие "преданного" (в истинно лермонтовском понимании этого слова - "отданного во власть") народа; тогда исход выборов для них трагичен, а новому лидеру приходится начинать все с нуля (а то и с отрицательного уровня).

У наших губернаторов есть привычка - совмещать свои выборы-перевыборы с аналогичными событиями федерального масштаба. Они заявляют, что так экономятся бюджетные средства. Это, конечно, правильно. Однако на фоне громких декабрьских парламентских выборов ситуация в Московской области должного внимания не привлекла. Девять пар кандидатов (потенциальные губернаторы баллотировались в паре с вице-губернаторами) как-то не привлекли внимания телевидения, занятого решением традиционного для нашей политической жизни вопроса: кто кого? Доренко Примакова или Примаков Доренко? А зря. Прошедшие в области выборы еще раз доказали, что даже в нашем обществе люди, не пользующиеся реальной поддержкой, у власти надолго не удерживаются.

Действующий губернатор Московской области Анатолий Степанович Тяжлов, как вы помните, уже в первом туре выборов из дальнейшей борьбы вылетел. Причем с треском. Если Геннадий Селезнев, набравший, по уточненным данным, 27,61% голосов, ушел от занявшего второе место Бориса Громова (20,72%) всего на 7% (само по себе, как все потом узнали, победу на выборах совсем не обеспечивает), то Тяжлов получил поддержку всего 10,84% избирателей, что все без исключения расценили как его полный провал. Губернатор области, обладающий пресловутым "административным ресурсом", не сумел пройти во второй тур! Ситуация, как видите, беспрецедентная. Как-то заглох скандал вокруг заявления одного из кандидатов на губернаторское кресло Александра Тихонова о том, что комиссии все же пытались по мере сил и возможностей Тяжлову "подыграть", но в том, что действующий губернатор реально получил меньше 10% поддержки, в области мало кто сомневается; возможно, третье место на самом деле занял Борис Федоров (8,97%).

Что стало причиной провала Тяжлова? Во-первых, во-вторых и в-третьих, полное отсутствие авторитета у населения области. Опять же не имея мощных средств массовой информации (наиболее крупная областная газета - "Подмосковные известия" - была явно не на его стороне), Тяжлов не мог даже "продавить" свое переизбрание, как это у нас иногда случается. Страдающий чисто русским недугом (он у них с Б.Н.Ельциным один и тот же), Тяжлов подорвал основы не только своей, но и вообще губернаторской власти; о чем говорить, если даже в прессе применительно к Анатолию Степановичу иногда проскакивало определение "алкоголик". На федеральном уровне А.С.Тяжлов в прошлом году не появился ни разу; ни разу мы не видели его на центральных телеканалах - ни как губернатора области, которая начинается прямо за кольцевой автодорогой, ни как члена Совета Федерации. Тяжлов - главный виновник экономического хаоса во вверенном ему субъекте; несмотря на то, что проект областного бюджета на 1999 год был вручен ему практически вовремя, его подписание состоялось только 19 мая, причем бюджет предполагал чудовищный дефицит - 52,7%. Что же удивляться, что областная власть авторитетом совершенно не пользовалась?

Разбазаренную власть во втором туре попытались собрать двое: Геннадий Селезнев и Борис Громов. Исход выборов оставался неясен до самого конца; если за Селезневым, по общему мнению, стоял Кремль и Владимир Владимирович лично, то за Громовым была весьма и весьма мощная поддержка московского мэра Юрия Лужкова, который тогда еще не боялся вступать в открытое противоречие с намерениями потенциального президента. Исход второго тура, состоявшегося 9 января, известен: 48,8% против 46,41% в пользу Бориса Громова.

Второй тур прошел откровенно грязно. Скандалов, несмотря на новогоднюю и рождественскую неделю, было хоть отбавляй, хотя избрание губернатора области не может по рангу сравниться с президентскими выборами. 4 января голосовать за Громова неожиданно призвал Сергей Кириенко, а 6 января советник мэра Москвы Константин Затулин заявил, что Геннадий Селезнев является ставленником Бориса Березовского. В свою очередь, "Подмосковные известия" заняли явную антигромовскую позицию. 5 января газета писала: если избиратели "проголосуют за Громова - станет ясно, что на гребне популярности политики, проводимой Путиным, оказались военные - люди, предпочитающие слова делам" (5 января 2000 г., стр.2).

В том же номере "Подмосковных известий" была помещена статья Юрия Баранова "Яблочко может и далеко откатиться...", автор которой весьма нелестно отзывался о баллотировавшемся в паре с Борисом Громовым Михаиле Мене, обвиняя последнего в использовании имени отца - убитого священника Александра Меня,- использовании антиморальной агитации (Мень принял участие в съемках телепередачи "Про это"), поддержке сект и даже в предательстве демократических установок "Яблока" (в конце концов Михаил Мень действительно уйдет от Явлинского - к Сергею Шойгу). Видимо, чтобы не повторяться, автор статьи использовал применительно к М.Меню слово "попович". Известно, что православные священники не любят, когда их называют "попами" - само слово появилось в русском языке как прозвище (точно так же, как слово "мент" на сленге служит обозначением милиционера). Применимо ли такое слово в официальной прессе, сказать сложно. Еще раз напомню: дело происходит 5 января, за четыре дня до выборов.

Как говорил наш тогда еще исполняющий обязанности президента в последнюю новогоднюю ночь, "вакуума власти не будет". Путин был совершенно прав. Вакуум власти - явление такое же нереальное, как квадратный круг. Если полномочия из чьих-то рук падают, их немедленно подхватывают другие люди. Так произошло и в Московской области, где губернаторскую власть, полностью дискредитированную Тяжловым, начали ужимать представители местной законодательной власти. Пролистайте региональную периодику за прошлый год, и вы увидите, что фамилия Тяжлова упоминается в местных газетах в несколько раз реже, чем фамилия Александра Жарова - председателя Московской областной Думы. Особенно ярко это проявляется в уже упомянутых мною "Подмосковных известиях", где областной парламент даже завел собственное приложение - "Старая площадь, 6". Депутаты областного законодательного собрания (а их там на порядок меньше, чем в Государственной Думе) - постоянные гости газет. Именно таким образом постепенно и формировалось общественное мнение в области. Поразительный факт: в области был объявлен конкурс на лучшее освещение деятельности МОД в печати; финал состоялся 24 февраля 2000 года, и победителям были вручены призы (вспоминается песенка из мультфильма: "Кто похвалит меня лучше всех, тот получит сладкую конфету"). Законодательная власть сняла практически все ограничения своей деятельности. Следующим шагом должно было стать наступление на полномочия самого губернатора.

Свято место пусто не бывает. Необходимый шаг Московская областная дума (будем называть ее МОД - так короче) сделала. Прекрасно понимая, что безболезненно для Анатолия Тяжлова новые губернаторские выборы не пройдут, депутаты МОД постарались завершить свои действия до прихода нового губернатора. Исход первого тура голосования заставил спешить. 29 декабря МОД принимает проект поправок к Уставу Московской области, а уже 5 января 2000 года губернатор Анатолий Тяжлов подписывает этот проект, тем самым делая его законом.

Что же предусматривали подписанные Тяжловым поправки. Во- первых, губернатор лишался права лично назначать министров областного правительства. Областная дума получала право контролировать все назначения в кабинете, а вынесение ею вотума недоверия какому-либо министру областного правительства означало его автоматическую отставку. Оформление структуры правительства и системы управления областью должно было являться законом - это стопроцентно обеспечивало прохождение соответствующих предложений через МОД. Более того, МОД получала возможность выразить губернатору вотум недоверия (правда, только в том случае, если губернатор нарушил закон и факт нарушения был доказан в суде). Фактически вся система управления областью ставилась в прямую зависимость от органа законодательной власти, а власть исполнительная оказывалась совершенно парализованной.

Не вызывал ли такой поворот событий недовольства Тяжлова? Судя по той скорости, с которой проект был подписан, Анатолия Степановича все устраивало (15-й номер в федеральном списке блока "Отечество - Вся Россия", он обладал гарантией на теплое место депутата Государственной Думы). К началу января Тяжлов фактически отказался от власти - сразу после своего провала в первом туре выборов он куда-то исчез больше чем на неделю, а часть законов, принятых в период с 20 декабря до 6 января, подписывал исполняющий обязанности губернатора области Василий Юрьевич Голубев - правая рука Тяжлова. Поразительно, что два документа, датированных 5 января (в том числе - пакет поправок к Уставу области),- подписаны губернатором Тяжловым, а все остальные - исполняющим обязанности губернатора В.Ю.Голубевым. Такими интересными с точки зрения административного права ситуациями обязано было поинтересоваться Министерство юстиции. Но если ему так некогда, оно могло бы перепоручить ситуацию в области Министерству образования - опыт Тяжлова - Голубева требует обобщения и включения в учебники.

Сама МОД не скрывала радости относительно пакета поправок. Выступая на страницах "Подмосковных известий" 18 января, заместитель председателя МОД Владимир Алексеев заявил, что принятие этих поправок создало новому губернатору (то есть Громову) "правовое поле". Это правовое поле оказывалось минным, потому что губернатор фактически не имел возможности ничего контролировать (напомню, что МОД могла выгнать любого министра из правительства в считанные дни), однако по-прежнему отвечал за все происходящее в области. Следует подчеркнуть: областная дума не занималась бойкотированием законотворческой деятельности, как это периодически делал прошлый состав Государственной Думы,- она просто блокировала ВСЕ решения исполнительной власти.

Все это происходило на фоне абсолютного неприятия уже избранного, но еще не вступившего в должность губернатора. Вновь обратимся к официальному органу областных властей - газете "Подмосковные известия". Последнее упоминание о Громове датируется там 11 января - в связи с его избранием главой областной администрации. Дальше наступает полная тишина. Ни слова о Громове, ни слова о Селезневе, ни слова о Тяжлове. Много пишется про Владимира Путина, уже есть статьи о кандидатах в нижнюю палату парламента (26 марта в Одинцовском и Мытищинском одномандатных округах проходили довыборы в Государственную Думу), но о свежеизбранном губернаторе не говорится ничего. 27 января (после двухнедельного молчания - !) появляется анонс "подробного отчета" о выступлении Бориса Громова на... заседании МОД (совместили приятное с неизбежным) - но в номере 28 января можно найти только куцую статью о самом заседании, и о Борисе Громове в ней не говорится ни слова. Зато в том же номере от 27 января появляется обширное интервью с заместителем председателя МОД Василием Дупаком, где тот заявляет о независимости законодательной власти в субъекте от исполнительной. Мысль-то правильная и никем оспорена быть не может - но не является ли ее прямое высказывание косвенным намеком: не лезьте, мол, Борис Всеволодович, в парламентские дела?

Московская областная Дума и подконтрольные ей средства массовой информации приняли Бориса Громова, что называется, в штыки. После второго тура выборов лить грязь на нового губернатора было уже небезопасно. Была избрана другая тактика - замалчивание его деятельности. Тем более что к этому жители области при Тяжлове хорошо привыкли (там, правда, было нечего замалчивать). Это проще всего - не предоставлять Громову слова вообще, и падение его авторитета будет гарантировано.

2 февраля в Колонном зале Дома Союзов проходит церемония инаугурации нового губернатора Московской области. 3 февраля областная газета была ОБЯЗАНА поместить на своих страницах отчет об этой церемонии. Отчет был, но какой! Журналисты дали краткие выдержки из выступлений главы президентской администрации Александра Волошина и патриарха Ювеналия, в затем "предоставили слово" Юрию Лужкову, который, разумеется, приехал поддержать своего союзника (напомню, что Громов стал по результатам парламентских выборов депутатом Государственной Думы по списку ОВР - в нем он занимал шестое место, в то время как Тяжлов - только пятнадцатое). Авторы отчета сделали все, что от них зависело, чтобы снизить образ московского мэра. В газете Лужков обращается к губернатору и вице-губернатору со словами "Борис Всеволодыч и Михаил Алексаныч"; потом следует краткое издевательство над "запинкой" Лужкова при произнесении речи, и наконец, абзац завершается фразой: "Бурные и продолжительные, переходящие в овацию...". Многоточие - обрыв фразы - сделано не мной; так в тексте газеты. Правда, следом за Лужковым на церемонии выступает... председатель МОД Александр Жаров, к которому авторы статьи, очевидно, питают большую любовь. Чем иначе объяснить тот факт, что выступлению Жарова, кстати, безупречно отредактированному с точки зрения стилистики, места отводится чуть ли не больше, чем всем остальным участникам церемонии вместе взятым? Естественно, Жаров также обращается к Громову и Меню, но уже со словами: "Борис Всеволодович и Михаил Александрович". Никакого снижения образа, боже упаси! Речь, правда, здорово отдает протоколом и носит откровенно формальный характер, но тем не менее...

А вы говорите - Путин!.. Я допускаю, что, к примеру, "Советская Россия" печатает статьи, не слишком лояльные к нынешнему главе государства. Но если такие статьи начнет печатать "Парламентская газета"!.. Стоп, мы это уже проходили. Если помните, в девяносто третьем: тогда тоже начиналось с противостояния законодательной и исполнительной власти, а закончилось... В общем, над домом 6 по Старой площади, где до сих пор заседает МОД, похоже, нависла реальная угроза.

К счастью, Борис Всеволодович Громов не тот человек, чтобы его можно было с кашей съесть или пронять такими вот статейками. Несколько фактов биографии.

Б.В.Громов родился 7 ноября 1943 года в Саратове. Ребенок военного времени, в 1955 году он поступает в Суворовское военное училище, а после его окончания (1962) учится в Ленинградском высшем войсковом училище и Военной академии имени Фрунзе (1969-1972). Генеральское звание и звезду Героя Советского Союза он получает не в кабинете, как многие и многие чиновники министерства обороны, а в Афганистане, где командует 40-й армией и где в общей сложности проводит больше пяти лет. В промежутке он заканчивает Академию Генштаба (1984) и вновь возвращается на поле боя. После вывода войск Громов командует войсками Киевского военного округа (он не самый большой по площади, но самый мерзопакостный по обстановке - это территория союзных республик, а в 1989-1991 годах ситуация там была, как вы знаете, не из приятных). После развала СССР Громов последовательно занимает посты первого заместителя министра внутренних дел, первого заместителя Главнокомандующего Сухопутными войсками, заместителя министра обороны. В 1994 году он увольняется из министерства обороны и переходит на работу в министерство иностранных дел, где получает пост главного военного эксперта в ранге заместителя министра; согласитесь, такая работа - удел далеко не каждого генерала. В 1995 году он избирается в Государственную Думу, где в течение всего срока полномочий возглавляет подкомитет по контролю за вооружениями и международной безопасности комитета по международным делам. В это время он активно занимается общественной работой - создает и возглавляет Всероссийское общественное движение ветеранов локальных войн и военных конфликтов "Боевое братство".

Несмотря на все это, в политическую элиту Громов никогда не входил. Похоже, не было у него видимых связей в высших эшелонах власти, да и ни в одном из громких скандалов того времени он не "засветился". Отец пятерых детей и дедушка уже двоих внуков, Громов постепенно получил репутацию достаточно жесткого человека, твердо знающего, что он делает, и не влезающего ни в какие авантюры,- этакого кирпичика общества, который, как правило, не замечают, и который достаточно вынуть, чтобы обвалилось все здание.

Такого человека МОД сожрать, похоже, было не дано. В этом заслуга исключительно самого Бориса Всеволодовича. Громов не теряет времени. Едва успев въехать в губернаторский кабинет, он подписывает указ о смене членов областного правительства. "Нормальный" глава исполнительной власти справедливо рассматривает такой кабинет как "временный" и, как правило, просит всех членов старого правительства исполнять свои обязанности до окончательного формирования нового списка министров. Громов моментально перетряхивает кабинет: из 12 министров исполняющими обязанности остаются только пятеро; семь остальных Громов приводит с собой. Формально сохранена преемственность властей: пост исполняющего обязанности первого заместителя председателя областного правительства за собой сохраняет правая рука Тяжлова Василий Юрьевич Голубев, но соотношение 5:7 говорит само за себя.

"Подмосковные известия", разумеется, печатают полный текст указа нового губернатора, однако тишина по его поводу не прерывается. Первое интервью с новым главой исполнительной власти газета печатает только... 15 февраля. И это интервью посвящено не актуальным экономическим проблемам области, как следовало бы ожидать (а проблем хватает), а войне в Афганистане. Но от номера к номеру информации появляется все больше и больше. Громов встречается с представителями оборонщиков, солдатскими матерями, военными - то есть с представителями тех групп населения, у которых есть реальные причины быть недовольными властью. Громов начинает проводить активную кадровую политику; назначить на пост министра он пока никого не может - этому препятствуют пресловутые поправки к Уставу Московской области,- но уже 23 февраля он меняет состав правительства, введя тудя (пока в качестве исполняющих обязанности министров) М.М.Хубутия и Е.В.Маркову. Опять же - этого до окончательного формирования состава областного правительства можно не делать, но Громову, видимо, надо, чтобы его министры сразу брались за дело, ознакомившись с положением в области в этот период временной неполноправности. Следующее назначение - исполняющего обязанности министра здравоохранения области - Громов делает уже 1 марта. 15 марта Громов проводит через МОД назначение на должность заместителя председателя областного правительства Валентины Данилиной, которая будет заниматься курированием социальной сферы. Громов активно ездит по области, присутствуя на всех важных мероприятиях и не гнушаясь 100-километровыми концами (так, 18 марта в один день он открывает спорткомплекс "Витязь" в Подольске и памятник Сергию Радонежскому на Красногорской площади Сергиева Посада), делает широкие шаги (дарит инвалидную коляску и радиоприемник одному из пациентов областной больницы и т.п). Громов не боится поднимать острые вопросы, в частности, требовать от Москвы ускорить процесс разрешения споров о лимитации границы Москвы и Московской области (эта проблема висит над городской администрацией аж с 1984 года, когда в состав столицы были включены отдельные территории Химкинского, Лобненского, Люберецкого, Балашихинского, Красногорского и Ленинского районов Московской области). Не дожидаясь окончательного формирования правительства, Громов ведет себя как полноправный хозяин положения (как и должен себя вести законно избранный губернатор). 3 марта его заместитель Михаил Мень приезжает на печально известную свалку в окрестностях Люберец, традиционно рассматриваемую как бомба замедленного действия - и в экологическом, и в социальном плане. С подачи Громова Мень делает заявление о грядущем закрытии свалки, что вызывает в области одобрение. 17 марта во время памятного вояжа главного кандидата в президенты Владимира Путина в Орехово-Зуево и обратно на электричке Громов был рядом с премьером и даже провел с ним часовую встречу. Конечно, это не значит, что Путин и Громов станут политическими союзниками, но и на обычный визит вежливости поездка Путина также не тянет. Все это показывает, что Громов действительно взялся за работу. Однако он ограничен все теми же поправками в Уставу, которые ставят всю его деятельность под контроль областной Думы. Теперь эти поправки необходимо отменить или хотя бы скорректировать таким образом, чтобы они развязали власти руки. Здесь Громов мог пойти двумя путями: согласиться с мнением МОД, как это до него сделал Тяжлов или довести дело до конфликта (как это было в аналогичной ситуации в 1993 году). Решить конфликт мирным путем не представлялось возможным, так как срок полномочий действующего состава областной Думы истекает только в 2002 году, а до этого времени слишком долго ждать. Громов избрал третий путь: он стал аккуратно склонять общественное мнение в свою пользу, не забывая показывать "твердую руку" и хотя бы формально сохранять с областным парламентом хорошие отношения. 17 марта "Подмосковные известия" печатают статью "Ни на йоту не отступлю от своего решения", где Громов от третьего лица фактически излагает свою программу (работа над бюджетом, пересмотр кадрового состава областного правительства и т.п.). В этой статье Борис Громов подчеркивает, что у него с МОД "нормальные отношения". Неожиданную поддержку губернатор получает со стороны глав администраций районов области. 22 февраля в "Подмосковных известиях" выступает глава администрации Серпуховского района Евгений Головко, который впервые открыто заявляет в печати, что поправки к Уставу связали губернатору руки, и что Громов не виновник, а заложник наметившегося парламентского кризиса. Затем 26 марта одновременно с президентскими выборами проходят выборы глав администраций еще нескольких районов области. На этих-то выборах своих постов лишаются главные "долгожители" Московской области, пользующиеся огромным влиянием в областной администрации и, что самое главное, в парламенте,- глава Можайского района Геннадий Еременко (он занимал свой пост с 1981 года) и глава администрации Наро-Фоминского района Владимир Крамков (занявший его место Александр Баранов в своей предвыборной программе весьма характерно указал, что район не должен быть вотчиной главы районной администрации). 14 марта Борис Громов подписывает закон "О структуре правительства Московской области". От прежде существовавшего постановления новый закон отличается тем, что он четко прописывает не только число и названия министерств, но также механизм их взаимодействия и круг полномочий. Из формального закон становится функциональным, предполагающим реальную работу. 28 марта Громов подписывает указ о назначении кабинета министров - областного правительства. Согласия с областной Думой, похоже, не удалось достичь только по вопросу о кандидатуре министра финансов; прежний министр Галина Валентиновна Кулехина была назначена первым заместителем министра (тяжловские кадры совсем из власти не изгоняются), а исполняющим обязанности министра назначен Алексей Кузнецов - явная креатура Громова. Состав правительства шокирует. В соответствии с Законом о схеме управления областью систему управления формируют 10 министерств, 10 комитетов и 6 главных управлений. Во-первых, перечень властных структур несколько сокращен. А во-вторых, в составе правительства остались только три представителя старого тяжловского кабинета - управляющий делами областной администрации Евгений Денисович Татаренко, начальник департамента и региональной безопасности Николай Андреевич Савенков и министр промышленности Владимир Иванович Козырев (в правительстве Тяжлова он занимал пост министра поддержки проищводителей). Остальные посты заняли: Заместитель председателя правительства - Михаил Викторович Бабич. Заместитель председателя правительства - Валентина Матвеевна Данилина. Министр жилищно-коммунального хозяйства, топлива и энергетики - Валерий Яковлевич Беркович. Министр торговли - Михаил Михайлович Хубутия. Министр внешних связей - Михаил Михайлович Амирбегишвили. Министр по работе с долговыми обязательствами Московской области - Иван Дмитриевич Коровкин. Министр по вопросам собственности - Алексей Михайлович Белокрыс. Министр автомобильных дорог, транспорта и связи - Николай Егорович Конторщиков. Министр экономики - Вячеслав Борисович Крымов. Министр здравоохранения - Владимир Юрьевич Семенов. Министр строительства - Александр Васильевич Горностаев. Руководитель аппарата правительства Московской области - Министр правительства Московской области - Алексей Борисович Пантелеев. Постоянный представитель губернатора в Московской областной Думе (в ранге министра) - Виктория Александровна Митина. Председатель Экспертного совета при губернаторе Московской области (в ранге министра) - Руслан Олегович Вишневский. Председатель Экономического совета при губернаторе Московской области (в ранге министра) - Борис Игоревич Ланцман. Кто из назначенных новым губернаторов министров чего стоит - будет известно позже. Но нужно отметить уже тот факт, что в новое правительство не вошел пресловутый В.Ю.Голубев, которому удалось побывать и вице-губернатором, и исполняющим обязанности губернатора, но вот продлить свои полномочия так и не получилось. Здесь, кажется, все должно бы и закончиться. Ан нет. Лишь через день после утверждения нового состава кабинета министров "Подмосковные известия" публикуют текст закона "О схеме управления Московской областью" и весьма любопытный закон "О поправках к Уставу Московской области". Оказывается, он был принят областной думой еще 9 марта и подписан Борисом Громовым 13 марта. Новые поправки предполагают, что губернатор будет согласовывать с МОД назначение только своих заместителей и министров, отвечающих за экономическую, финансовую и социальную сферы деятельности областного правительства. Первая победа одержана. Уже 31 марта газета публикует материалы "круглого стола", посвященного работе подмосковных курортов, в работе которого, в частности, принимают участие министр по внешнеэкономической деятельности М.Амирбегишвили и председатель комитета по физической культуре, спорту и туризму В.Пантелеев. Если вспомнить, что всего три месяца назад эта газета печатала только откровения депутатов МОД, становится радостно за Бориса Громова. Но крупные битвы, кажется, еще впереди. Пока Борису Громову не удалось окончательно сломить сопротивление областного парламента. Пример - статья председателя МОД Жарова "Нам помогает общественное мнение" ("Подмосковные известия", 17 марта 2000 г., стр.1-2). Огромная статья - раз в шесть больше помещенной рядом заметки о Б.В.Громове - вся посвящена итогам деятельности МОД в 1999 году. Александр Жаров радостно рапортует о количестве разработанных и принятых законов и многочисленных депутатских инициативах. Но, похоже, этот год побьет все рекорды политической активности. Новый губернатор оказался тем орешком, о который облдума, привыкшая к вялой и недееспособной исполнительной власти, все же поломала зубы. Сейчас должно прийти понимание того, что все экономические проблемы могут быть решены исключительно сообща. Я не думаю, что Борис Громов действительно намерен задушить всяческую инициативу областного парламента. В то же время его непосредственная задача на этот момент - снять ограничения с возможности действовать. Областная дума не сможет ему в этом помешать; в противном случае она станет тормозом политического процесса в регионе, потеряв ту важную функцию сдерживающего фактора, которую она играла во времена Тяжлова. Громов, как показывают его действия, готов сотрудничать в парламентом. В этом и будет заключаться залог успеха его деятельности. Напоследок небольшое сравнение. 7 марта исполняющий обязанности президента РФ Владимир Путин прибыл в Иваново. Накануне вечером телеканал ОРТ показал в своей информационной программе, как городские власти наводят в городе к приезду высокого гостя хотя бы видимый порядок - убирают грязь, спешно асфальтируют дороги, по которым проедет премьер и т.п. 11 марта в "Подмосковных известиях" в рубрике "Нравы" появилась ма-а-ленькая заметочка "Бессмертие Потемкина", в которой возмущенный житель Мытищ рассказывал, как городские власти к приезду в город Бориса Громова снесли остатки здания, которое давно сгорело и только портило внешний вид города. Жива еще показуха, восклицает читатель. Так что ездите по городам и весям, Владимир Владимирович. Да и вы, Борис Всеволодович, не забывайте глухие уголки Подмосковья. Столько еще дорог в нашей стране как следует не заасфальтировано...

Обозреватель Роман Зарапин.

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России