Новости
Архив публикаций
Научный журнал
Свежие газеты

Политика в WWW
Технология кампаний
Исследования
Выборы-справочник
Законы о выборах


От редактора
О проекте
Информационные спонсоры

Наш форум
Гостевая книга
Пишите письма

Top
Архив наших публикаций. Комментарий

 
Участие российских спецслужб в подготовке и проведении президентских
выборов летом 1996 года.

Special

Вряд ли в какой другой стране мира было бы возможным столь активное и, главное - самостоятельное участие спецслужб в подготовке и проведении выборов главы государства, как то случилось в России весной-летом 1996 года. Активная роль спецслужб в выборах Президента Российской Федерации была предопределена самим Борисом Ельциным, который еще в августе 1991 года подчинил лично себе действовавшие в России структуры КГБ, Министерств внутренних дел и обороны. Осенью того же года, после разгрома ГКЧП, в подчинении Ельцина оказались и центральные аппараты тех же самых "общесоюзных" ведомств, а их региональные подразделения оказались поделенными между возникшими тогда на месте союзных республик национальными государствами.

Но, подчинив себе силовые структуры сразу после августовского путча, Борис Ельцин не мог быть до конца уверенным в их лояльности. Традиционно консервативно настроенные сотрудники Министерства внутренних дел и Госбезопасности, подавляющее большинство которых были членами КПСС, в массе своей неодобрительно относились к политике нового российского руководства и к действиям лично Президента. То же самое, но в меньшей степени, можно сказать и применительно к руководству спецслужб.

Поэтому российское руководство (а Горбачев уже был практически безвластным) тогда же, осенью 1991 года, приступает к дезинтеграции комитета госбезопасности. На месте прежнего монстра создаются несколько самостоятельных служб, созданных на основе отделов и управлений КГБ. Из подчинения последнего выводятся Первое главное управление (внешняя разведка, в настоящее время - Служба внешней разведки, СВР), пограничные войска (сейчас - Федеральная пограничная служба, ФПС), Управление охраны (бывшее 9-е управление, ныне - Главное управление охраны, ГУО), Управление правительственной связи (8-е управление, в настоящее время - Федеральное Агентство правительственной связи и информации - ФАПСИ), а также знаменитое антитеррористическое подразделение "Альфа"(была последовательно подчинена лично Президенту, Главному управлению охраны, в настоящее время вновь передано на Лубянку). Само КГБ, сильно ослабленное, было переформировано в Министерство безопасности, а последнее в 1994 г. - в Федеральную службу контрразведки (ФСК). Та весной 1995 г. стала именоваться Федеральной службой безопасности (ФСБ). Из всех спецслужб за первые 5 лет правления Бориса Ельцина "нетронутыми" остались лишь Главное Разведывательное Управление Генерального Штаба (ГРУ) и выделившиеся из бывшего КГБ СССР ФАПСИ и внешняя разведка.

События октября 1993 года показали, что российские силовые структуры по-прежнему недостаточно лояльны по отношению к Борису Ельцину, по крайней мере, в той степени, в какой он сам хотел бы эту лояльность видеть. Министр безопасности В. Баранников перешел в лагерь оппозиции, а руководители других силовых структур проявили себя весьма пассивными, что подтверждается, в частности, отказом группы "Альфа" идти на штурм "Белого Дома" в Москве. (Их с трудом уговорили принять участие в операции лично Б. Ельцин, а также генералы М. Барсуков и А. Коржаков). По некоторым данным, руководитель ГРУ Ф. Ладыгин также смог избежать отправки вверенных ему подразделений специального назначения к Дому Правительства.

Осенью 1993 г. Борис Ельцин предпринимает несколько решительных действий для укрепления спецслужб и своего влияния на них. Он начинает более внимательно следить за подбором и расстановкой руководящих кадров. "Предателя" Баранникова сменил сначала Николай Голушко, фигура малозначительная и бесцветная. Весной 1994 г. новым шефом госбезопасности - теперь уже ФСК - стал вполне лояльный к Президенту Сергей Степашин, которого летом 1995 г., после буденновских событий, заменил уже непосредственный выдвиженец Б. Ельцина Михаил Барсуков, бывший руководитель Главного Управления охраны. В Министерство внутренних дел на место В. Ерина пришел Анатолий Куликов - бывший командующий внутренними войсками, фигура намного более сильная и авторитетная, чем его предшественник.

Столь многочисленные отставки руководства спецслужб отнюдь не являются частью общей кадровой политики Бориса Ельцина, за 5 лет своего пребывания у власти отправившего в отставку практически всех из своей "команды" образца 1991 года в угоду политической конъюнктуре или политическим оппонентам. В случае со "спецслужбистами" налицо стремление президента обеспечить лояльность силовых структур посредством назначения лично преданных ему людей.

В ноябре 1993 года Борис Ельцин создает Службу безопасности Президента (СБП) во главе с Александром Коржаковым. СБП выводится из подчинения ГУО (в 1995 году Главное управление охраны, наоборот, подчиняется ведомству А. Коржакова), ей придаются общефедеральный статус и все права и полномочия спецслужбы. Служба безопасности сразу же стала "личной" спецслужбой Президента и де-факто - основной специальной службой в стране. Нигде полностью не публиковавшееся Положение об СБП делает ее неподотчетной никому, кроме самого Президента. Ее личный состав подбирался самым тщательным образом. Туда набирались не только специалисты по охране высших должностных лиц, но и сотрудники самых различных профилей. Силовые подразделения СБП могут соперничать с лучшими частями специального назначения российской армии и других спецслужб, а аналитические структуры Службы безопасности, которые курировал лично бывший заместитель А. Коржакова Г. Рогозин, справедливо считаются лучшими в Российской Федерации. Именно аналитики СБП с начала 1995 г. года последовательно просчитывали возможные сценарии недавно прошедших президентских выборов.

Далее, можно утверждать то, что правовая база российских спецслужб фактически не разработана. Лишь две службы действуют на основании законов - СВР (Закон о внешней разведке) и ФСБ (Закон о Федеральной службе безопасности). Остальные же основывают свою деятельность на иных нормативных актах, не имеющих силы закона. Это относится к ФАПСИ, ГУО и СБП, а также ГРУ. Все касающихся этих структур нормативные акты полностью никогда не публиковались.

Кроме того, в настоящее время действует Закон об оперативно-розыскной деятельности (ОРД), но он лишь определяет порядок проведения мероприятий в рамках ОРД, а также перечисляет службы, имеющие право на ведение такой деятельности.

Российские специальные службы неподотчетны ни парламенту, ни правительству, ни Администрации Президента (АП). Попытки премьер-министра В. Черномырдина и бывшего главы АП С. Филатова поставить спецслужбы под собственный, хоть сколько-нибудь значительный контроль, привели лишь к столкновению названных должностных лиц с руководством силовых структур. Такой же конфликт произошел между "силовиками" и Юрием Лужковым, стремившимся поставить под контроль мэрии руководство московских подразделений спецслужб.

Забегая вперед, укажем, что напряженность между Секретарем Совета Безопасности А. Лебедем и новым главой АП Анатолием Чубайсом является не только борьбой за "близость" к Президенту, но и выражением той же тенденции - стремления структур исполнительной (прежде всего) власти подчинить своему влиянию и контролю специальные службы Российской Федерации и активного сопротивления этому со стороны последних.

Координировать деятельность спецслужб призван Совет Безопасности (СБ). Но последний, за все время своего существования оставался фактически безвластным, а по сути дела - простым совещательным органом при Президенте. Таковым СБ был и при Ю. Скокове и при О. Лобове. В настоящее время роль Совета Безопасности несколько увеличилась, но не за счет расширения его функций и полномочий, но благодаря назначению на должность секретаря Совета "харизматического лидера" Александра Лебедя.

Помощник Президента по национальной безопасности (до июня текущего года им являлся Юрий Батурин) не имел ни официально оформленных полномочий, ни действенного механизма контроля за деятельностью спецслужб. Это была, по сути дела, "декоративная" должность. В настоящее время роль помощника Президента по национальной безопасности несколько возросла, но не за счет законодательного расширения полномочий, но, опять же, благодаря появлению на этой должности Александра Лебедя.

Описанная выше политика российского Президента по отношению к спецслужбам, а также сложившееся в результате нее положение последних, имеют двоякий результат. С одной стороны, благодаря дезинтеграции сверхмощного прежде КГБ, Б. Ельцин застраховался от конкуренции со стороны руководителя единой (и единственной) спецслужбы (то есть исключил "андроповский" вариант развития событий 1980-1982 г., когда энергичный Ю. Андропов составил мощную конкуренцию дряхлеющим членам Политбюро и самому Брежневу, и в итоге пришел к власти посредством сложных интриг). Но с другой, Президент, а также правительство и парламент вынуждены иметь дело с сообществом спецслужб (ФСБ, СВР, ФАПСИ, СБП и ГУО, ГРУ), имеющих свои собственные интересы в политической жизни страны. Отсутствие четкой правовой базы, а также контроля со стороны законодательной и исполнительной властей и общественного мнения, "замкнутость" спецслужб исключительно на президента предопределили и основные политические интересы их руководителей во время прошедших президентских выборов.

Все руководители спецслужб оказались кровно заинтересованными в переизбрании Бориса Ельцина на второй срок. Во-первых, его переизбрание гарантировало сохранение сильной президентской власти, при которой спецслужбы сохраняли большую собственную независимость. В случае победы Г. Зюганова силовые ведомства России могли быть поставлены под жесткий контроль парламента.

Во-вторых, многие из руководителей российских ведомств разведки и безопасности являлись непосредственными протеже Б. Ельцина. Это относится не только к А. Коржакову и М. Барсукову, которых Президент защищал от многочисленных нападок, но и к некоторым другим - в частности, к руководителю Службы Внешней Разведки Вячеславу Трубникову, кандидатура которого была полностью поддержана Президентом. Наконец, у оппозиции - прежде всего, конечно, у главного конкурента Б. Ельцина Г. Зюганова - было и есть большое количество специалистов по вопросам безопасности, которые могли в принципе претендовать на должности руководителей спецслужб - генералы Руцкой и Ачалов, В. Илюхин и другие.

Таким образом, можно сделать вывод, что переизбрание Б. Ельцина на второй срок позволило бы российским спецслужбам сохранить свою независимость в оперативной работе и в политической жизни страны, а их руководителям - свои посты.

Поэтому российские силовые структуры быстро включились в предвыборную президентскую гонку. Активизация деятельности спецслужб стала прослеживаться еще задолго до официального объявления Борисом Ельциным своего намерения баллотироваться на второй срок. Можно примерно указать время включения силовых структур в работу по переизбранию Президента - это январь 1996 г., когда было санкционировано создание президентского предвыборного штаба и тем самым было продемонстрировано стремление Б. Ельцина бороться за свое переизбрание.

Первой и одной из основных задач, возложенных на спецслужбы, было непосредственное обеспечение безопасности проведения предвыборной кампании и самих выборов. Уже в январе этого года директор ФАПСИ Александр Старовойтов получил лично от президента задание проверить состояние защищенных автоматизированных систем управления, линий правительственной связи и электронной системы подсчета голосов и обеспечить их бесперебойную работу на время предвыборной кампании и выборов.

Директору Федеральной Службы Безопасности М. Барсукову было поручено (опять же, лично Б. Ельциным) обеспечить общую безопасность проведения выборов. В данном случае необходимо отметить, что специалисты ФСБ прогнозировали всплеск политического терроризма в преддверии выборов. Причем, по мнению контрразведчиков, не следовало ожидать крупных террористических актов - нападений на предвыборные штабы кандидатов или покушений на них самих. Предполагалось, что возможны были действия, направленные на срыв предвыборных уличных мероприятий в рамках предвыборной кампании отдельных кандидатов. Эксперты Федеральной Службы Безопасности считали вполне возможным применение маломощных взрывных устройств, которые не могли привести к большим человеческим жертвам, но были способны вызвать панику, и, в результате, бойкотирование населением предвыборных мероприятий отдельных кандидатов.

Среди тех кандидатов в президенты, чьи сторонники могли бы начать подобные действия, контрразведчики называли прежде всего Г. Зюганова, объединившего в рядах своего предвыборного блока достаточно большое количество левых и правых радикальных групп, в принципе способных пойти на подобного рода действия.

Кроме того, специалистами служб безопасности предусматривалась возможность возникновения массовых беспорядков в случае несогласия сторонников одного из кандидатов с итогами голосования. В данном случае речь опять же идет прежде всего о Г. Зюганове, и по тем же самым причинам - среди его сторонников было много опытных организаторов уличных беспорядков (Анпилов, Тюлькин, Терехов и другие). Для противодействия возможным беспорядкам, не считая милиции, были задействованы антитеррористические подразделения ФСБ, а кроме того, в Москву были передислоцированы несколько бригад специального назначения ГРУ, которые участвовали в Параде Победы 9 мая и остались в городе до окончания выборов. После 3 июля они были выведены из столицы. Но прогнозы экспертов ФСБ не оправдались, и никаких крупных беспорядков во время предвыборной кампании и самих выборов не наблюдалось.

Накануне официального объявления о своем намерении участвовать в выборах Борис Ельцин, желая еще раз убедиться в лояльности руководителей спецслужб, сделал в их сторону несколько доброжелательных жестов. Так, уже 5 января этого года Президент принял директора ФАПСИ А. Старовойтова, не имеющего постоянного jour-fixe и которого Ельцин не принимал до этого более года. Кроме того, он одобрил действия руководства российских силовых ведомств в Первомайском (январь текущего года). Президент "оправдал" действия руководителя Федеральной пограничной службы Андрея Николаева, на которого изначально была возложена вся ответственность за проникновение отряда чеченских боевиков в Дагестан, и отклонил рапорт Николаева об отставке. Б. Ельцин также полностью поддержал действия М. Барсукова, который бездарно руководил штурмом села Первомайское.

Со своей стороны, руководство спецслужб значительно активизировали свои действия. Прежде всего это относится к ФСБ, сотрудники которой только в апреле этого года арестовали одного из крупных чинов налоговой полиции Глебова, Президента Академии экономической безопасности Шаваева и высокопоставленного генерала ФАПСИ, имя которого не названо (обвинение всем трем - коррупция). В российском МИДе арестован британский шпион. Выслано несколько западных бизнесменов, чья деятельность в России являлась или была объявлена противозаконной. Такое количество "громких дел" всего за один месяц ранее было нехарактерно для ведомства Барсукова.

Б. Ельцин дал ход нескольким крупным уголовным делам о коррупции среди должностных лиц. Особенно это касается злоупотреблений отдельных чиновников при проведении приватизации. Так, еще в конце марта 1996 года были арестованы исполняющий обязанности Челябинского областного Фонда Имущества Л. Власов и бывший руководитель того же фонда И. Белихов. Им было предъявлено обвинение в незаконном присвоении финансовых средств из госбюджета и в злоупотреблении служебным положением. Обвинительные документы на этих лиц были представлены Президенту сотрудниками Службы безопасности Президента и Федеральной Службы безопасности, а непосредственно этим делом занимался генеральный Прокурор Российской Федерации Юрий Скуратов. Позже, в апреле, началось расследование дела двух заместителей Председателя Госкомимущества - А. Коха и П. Мостового, также обвиненных в коррупции и в злоупотреблении служебным положением.

В настоящее время ход всех этих дел замедлился (главным образом, по причине обычной бюрократической волокиты), но тогда, в апреле, сотрудники служб безопасности, начав расследование дел о злоупотреблениях при приватизации, помогли Б. Ельцину сделать очень сильный политический ход, бесспорно способствовавший значительному повышению его предвыборного рейтинга. Вопрос о нарушениях закона при приватизации государственной собственности, как и сами методы приватизации, являлись одной из основных тем предвыборной агитации главных соперников Б. Ельцина - коммунистов. Санкционировав расследование этих дел, Ельцин фактически лишил Г. Зюганова этого важного "козыря" в его борьбе за голоса избирателей.

Российские спецслужбы весной этого года активизировались и в Чечне. Им удалось, наконец, выследить и посредством удачного покушения уничтожить Дудаева, ранее неуловимого для спецслужб. Сотрудникам Службы внешней разведки удалось определить тайные каналы помощи чеченским сепаратистам со стороны некоторых мусульманских государств, а сотрудникам военной разведки (ГРУ) - усилить контроль за передвижением формирований сепаратистов. Правда, российские спецслужбы оказались бессильны содействовать реализации плана Бориса Ельцина достичь мира в Чечне еще до выборов. Но, в оправдание спецслужб (что, кстати, было отмечено и Президентом) можно отметить, что и сам план в целом потерпел неудачу. Подробное описание и анализ плана выходят за рамки данной статьи. Поэтому укажем лишь на главный недостаток плана мирного урегулирования в Чечне, содержащегося в Указе Президента №435 "О программе урегулирования кризиса в Чеченской республике", подписанного 31 марта 1996 года. Он предусматривал одностороннее прекращение боевых действий и односторонний вывод войск, без какого-либо согласования этих мероприятий с чеченскими сепаратистами. Последние не прекратили боевых действий, объяснив это тем, что не получали на это никаких указаний из своего главного штаба. В результате российские войска, начавшие в одностороннем порядке покидать Чечню, понесли крупные неоправданные потери.

Но Указ Президента №435 и содержащийся там мирный план все же принесли Б. Ельцину немало выгод в предвыборной борьбе, так как россияне давно уже ожидали принятия принципиального политического решения о прекращении чеченской войны.

Тот же Указ не имел никаких негативных последствий для положения руководителей российских спецслужб - Президент одобрил их действия в Чечне (что, впрочем, он делал всегда, даже несмотря на очевидные провалы, как, например, в Первомайском).

В целом же активизацию российских спецслужб весной и в начале лета текущего года следует рассматривать как составную часть повышения активности накануне выборов самого Президента и исполнительной власти в целом. Главной особенностью предвыборной кампании Б. Ельцина, и его главным преимуществом перед Г. Зюгановым было то, что, в отличие от лидера коммунистов, который, лишенный реальной власти, мог лишь раздавать предвыборные обещания, Президент имел возможность добиваться повышения своей популярности у избирателей посредством реальных дел. Весной этого года начались массовые выплаты задолженностей по зарплатам и пенсиям, были предприняты первые реальные шаги для окончания в Чечне, подписаны давно ожидавшиеся указы по армии, экономической политике и т. д. По сути дела, активизация российских спецслужб, как и исполнительной власти в целом, была призвана поднять политический и электоральный имидж Президента. Имеются все основания утверждать, что спецслужбы вполне справились в своей области с этой задачей.

Накануне выборов российским спецслужбам были поручены и некоторые задачи конфиденциального свойства. Первой среди таковых была проработка сценариев экстремальных ситуаций, под которыми рассматривались возможности роспуска или временного прекращения работы Государственной Думы и отмены президентских выборов вообще.

В апреле текущего года появились сведения о том, что тогдашний помощник Президента по национальной безопасности Юрий Батурин (в июне ушедший в отставку и замененный Александром Лебедем) составил проект президентского указа о приостановке деятельности Госдумы.

В данном случае Батурин был лишь автором текста, а план приостановки работы Федерального Собрания был составлен аналитиками Службы Безопасности Президента. Он должен был быть реализован в том случае, если бы Дума приняла, а Совет Федерации утвердил закон об ограничении полномочий Президента страны. Но так как Дума таковой закон не приняла и даже не обсуждала (о необходимости его принятия говорили, преимущественно в кулуарах, лишь отдельные депутаты от оппозиции), то и данный план не был ни доработан до конца, ни применен.

Вариант с отменой или переносом президентских выборов также рассматривался аналитиками спецслужб (об известном заявлении генерала Коржакова в мае о необходимости отмены выборов речь пойдет ниже). В качестве главной причины отмены выборов рассматривалась возможность (пусть и гипотетическая) крупного раскола среди сторонников нынешнего Президента страны. Но так как подобного раскола не произошло, и, более того, Борис Ельцин смог привлечь голоса части оппозиционно настроенных по отношению к нему граждан, то и вариант с отменой выборов не вышел за рамки предварительного планирования.

Все последние 5 лет российские спецслужбы активно собирали досье на всех высших должностных лиц и крупных политических деятелей страны. Весной 1996 г. стали появляться сведения, главным образом, в оппозиционной прессе, о возможности использования в предвыборной борьбе компрометирующих сведений на политических противников Бориса Ельцина из досье спецслужб. Российские органы безопасности действительно имеют в своем распоряжении конфиденциальные досье на всех представителей российской политической элиты. Эти досье продолжают пополняться и в настоящее время. Очевидно, что в них содержится достаточное количество компрометирующих материалов на политическую верхушку страны. Факт существования таких досье фактически дважды признал А. Коржаков в своих интервью еженедельнику "Аргументы и факты" (1). В принципе подобная информация могла бы быть задействована для обеспечения переизбрания Б. Ельцина на второй срок. Но для использования такого рода компрометирующих сведений требуется политическое решение, принятое на высшем уровне. В настоящее время достоверно известно, что такого решения накануне выборов принято не было. А содержащие компромат досье руководство спецслужб использует в закулисной борьбе со своими политическими противниками.

Кроме того, имеются сведения о давлении представителей спецслужб на российских бизнесменов, особенно - на частных акционеров крупных и прибыльных предприятий с целью склонить последних к выделению денежных средств на финансирование предвыборной кампании Бориса Ельцина. Об одном из таких фактов, относящемуся еще к 1994 году, сообщает в своей книге известный и хорошо осведомленный журналист А. Караулов (2). Но других надежных подтверждений сообщаемых Карауловым фактам нет.

Вопреки бытующему мнению, связь с российскими губернаторами и возглавляемыми ими регионами, а также контроль за их деятельностью, никогда не были прерогативой спецслужб. Представители последних на местах просто не могли заниматься подобной деятельностью из опасения испортить отношения с местными властями. Положение в регионах контролировал Николай Егоров, специально для этого назначенный главой Администрации Президента. Другой задачей Егорова было скоординировать работу провинциальных властей в рамках предвыборной кампании Бориса Ельцина.

Выше уже говорилось, что экспертами спецслужб рассматривалась возможность переноса или отмены президентских выборов. Теперь следует указать на то, что многие высокопоставленные сотрудники этих служб с начала предвыборной кампании и до самих выборов выступали за отмену выборов вообще.

Стремление спецслужб добиться переноса выборов выразил все тот же Александр Коржаков в своем заявлении британской журналистке в начале мая этого года. Как известно, Коржаков заявил, что выборы следует перенести, так как их проведение в определенный срок может угрожать стабильности внутреннего положения в стране. По мысли руководителя СБП, в случае победы на выборах Б. Ельцина радикальная оппозиция заявит, что результаты выборов фальсифицированы и попытается спровоцировать беспорядки. В случае победы Г. Зюганова, то неконтролируемые действия его экстремистски настроенных сторонников также приведут к беспорядкам. Кроме того, как сказал тогда Коржаков, не все регионы России готовы к проведению выборов. Существуют целые местности "где цивилизованное волеизъявление людей пока что невозможно".

Такова суть заявления А. Коржакова. При этом генерал специально оговорился, что он выражает лишь собственную точку зрения, которую не следует ассоциировать с позицией президента. Последнее утверждение руководителя СБП не соответствует действительности. Ранее Коржаков не осмеливался выступать с подобными заявлениями по вопросам текущей политики.

Также не имеет никаких оснований утверждение, что Коржаков выражал мнение самого Президента, который якобы не решился сделать подобное заявление сам. Данная версия выдвинута теми, кто склонен переоценивать влияние генерала в Кремле.

Неправомерно и утверждение о том, что А. Коржаков специально дал повод Б. Ельцину публично высказаться по вопросу о сроках и о возможности переноса выборов, а также узнать мнение по этому вопросу и своих сторонников, и противников. Объективно руководитель СБП действительно дал повод Президенту для подобного публичного выступления, но субъективно им двигали другие мотивы. Он выражал мнение группы руководителей спецслужб высшего и среднего звена, которые опасались, что в случае поражения Б. Ельцина будут назначены новые руководители специальных служб, и следовательно, в них начнутся массовые смещения в руководстве. К числу таких лиц относятся, в частности, генералы Г. Рогозин, Ю. Крапивин и комендант Кремля С. Стрыгин.

Как известно, Б. Ельцин довольно жестко отреагировал на заявление Коржакова, заявив, что выборы будут проведены точно в срок.

Самым значительным событием между первым и вторым туром выборов, имеющим оттенок сенсационности, стала отставка руководителей СБП А. Коржакова и ФСБ - М. Барсукова. Поводом для нее стало задержание 19 июня сего года члена предвыборного штаба Б. Ельцина С. Лисовского и помощника А. Чубайса А. Евстафьева, попытавшихся вынести из Дома Правительства в Москве более $ 500. 000 наличными. В данном случае нет ни возможности, ни большой необходимости подробно рассматривать этот инцидент, но следует указать, что он послужил лишь поводом для отставки двух генералов и первого вице-премьера О. Сосковца, никак непричастного к инциденту в Доме Правительства. Неправильно видеть в отставке руководителей двух спецслужб запоздалую реакцию Б. Ельцина на заявления, публичные и кулуарные, о необходимости переноса или полной отмены выборов.

Причина отставки А. Коржакова и М. Барсукова, а также О. Сосковца, чисто политическая. Все трое имели напряженные отношения со многими высокопоставленными должностными лицами, в частности, с В. Черномырдиным и Ю. Лужковым; они были непопулярны и среди сторонников Бориса Ельцина, и среди ортодоксальных "демократов", и в лагере оппозиции, и в широких массах населения. Таким образом, отправив в отставку названных выше лиц, Б. Ельцин сделал очередной умелый политический ход, который позволил ему, с одной стороны, ликвидировать последнюю на тот момент возможность для трений между ним, премьер-министром и московским мэром, а с другой - еще более поднять собственную популярность накануне решающего голосования 3 июля.

Назначение А. Лебедя, одного из кандидатов в Президенты, на должности Секретаря Совета Безопасности и одновременно помощника Президента по национальной безопасности оказалось весьма неожиданным. Это решение Президента также следует рассматривать в контексте подготовки ко второму туру выборов. Как известно, в первом туре за Лебедя проголосовали около 15% избирателей, что позволило ему занять третье место среди кандидатов. Приняв предложение Б. Ельцина, генерал Лебедь мог лишь воздержаться от каких-либо предвыборных заявлений, либо призвать своих сторонников голосовать за Б. Ельцина (как известно, Лебедь выбрал первый вариант).

Как показывают отставки Коржакова и Барсукова, а также назначение А. Лебедя, не только руководители спецслужб способствовали переизбранию нынешнего Президента, но и сам он успешно манипулировал ими для достижения своих политических целей.

О деятельности А. Лебедя следует высказаться более подробно. Как отмечалось выше, при нем несколько возросли роль Совета Безопасности и значимость должности помощника Президента по национальной безопасности. Связано это с авторитетностью самого Лебедя, а также с предоставлением ему дополнительных широких полномочий в деле чеченского урегулирования. Но А. Лебедь, как показывает вся его деятельность, не добивается изменения статуса Совета Безопасности и кардинального реформирования его деятельности, сосредоточившись в основном на кадровых перестановках внутри СБ. Равным образом А. Лебедь не стремится установить контроль со стороны Совета Безопасности над российскими спецслужбами, координировать и направлять их деятельность. В этой области поведение Лебедя остается достаточно пассивным.

Ставшие уже постоянными трения между Лебедем и новым главой Администрации Президента вызваны, скорее всего, поведением самого Чубайса. Он стремится к повышению роли Администрации Президента в политической жизни страны. И при С. Филатове, и при Н. Егорове, глава АП был оттеснен влиятельными генералами "кремлевских" спецслужб - СБП и ГУО во главе с А. Коржаковым, которого поддерживали О. Сосковец и бывший первый помощник Президента В. Илюшин, и в намного меньшей степени премьер-министром В. Черномырдиным. В настоящее время А. Чубайс пытается исправить возникший дисбаланс между Администрацией Президента и другими органами исполнительной власти.

Главным достижением Лебедя на его новом посту является, бесспорно, подписание соглашения о мире в Чечне. Суть соглашения, как известно, заключается в прекращении боевых действий в республике, разводе воюющих сторон и выводе большей части федеральных сил, а окончательное определение политического статуса Чечни переносится на 5 лет, т.е. на время, достаточное для установления прочного мира и ликвидации последствий войны. Этот сценарий хорошо известен и неоднократно опробован в мировой практике (например, французами в Новой Каледонии, или, с небольшими отличиями от плана чеченского урегулирования - самим Лебедем в Приднестровье в 1992 году).

Имеется достаточно много указаний на то, что Александр Лебедь, по сути дела, уже начал подготовку к президентской предвыборной кампании 2000 года. Первым успешным шагом в этой области стало замирение в Чечне. Уже в ходе переговоров с чеченскими сепаратистами Лебедь проявил себя как умный и гибкий политик. Он не только смог найти общий язык с начальником штаба чеченских формирований А. Масхадовым, но и проявил свое умение обращать внимание на детали и частности и использовать их к собственной выгоде. К примеру, в качестве охраны во время своих визитов в Чечню он взял не сотрудников Службы Безопасности президента, непопулярной среди чеченцев из-за деятельности А. Коржакова, а ветеранов антитеррористической группы "Альфа", многие из которых лично знакомы с чеченскими полевыми командирами по совместной службе еще в советские времена, в частности, по Афганистану. Это, в целом незначительное обстоятельство, способствовало повышению популярности Лебедя среди чеченцев.

Можно со всей уверенностью утверждать, что, даже несмотря на окончательный результат начатого Лебедем мирного процесса в Чечне, в массовом сознании российских граждан он останется как главный "миротворец", больше всего способствовавший окончанию этой продолжительной и кровавой войны.

Следующим шагом А. Лебедя в подготовке его предвыборной кампании стало создание общественно-политического движения "Правда и порядок", работа над формированием структур которого идет в настоящее время. Вполне возможно предположить, что в недалеком будущем А. Лебедь под благовидным предлогом уйдет в отставку со всех государственных постов и сосредоточится на партийно-политической работы, сохранив за собой лавры "умиротворителя" Чечни.

В целом же деятельность А. Лебедя пока не оказала, и вряд ли окажет в будущем, большого влияния на положение сообщества российских спецслужб в политической жизни страны.

Российские спецслужбы и их руководство смогли справиться с поставленной перед ними задачей в рамках предвыборной кампании Бориса Ельцина. Они смогли обеспечить безопасность проведения выборов, разработали планы, пусть и оставшиеся невостребованными и нереализованными контроля за положением в стране в случае возникновения чрезвычайных ситуаций в ходе подготовки и проведения выборов. Главное же, активизация спецслужб, ставшая составной частью повышения активности исполнительной власти в целом и самого Президента, способствовала повышению популярности Бориса Ельцина и помогла ему получить определенное количество дополнительных голосов.

В предвыборной кампании Б. Ельцина российские спецслужбы сыграли не только активную, но и пассивную роль, будучи не субъектом, а объектом политической деятельности Президента. Это прежде всего относится к проведенным между первым и вторым туром выборов кадровым перестановкам (отставка А. Коржакова и М. Барсукова, назначение А. Лебедя), которые также способствовали повышению предвыборного рейтинга Б. Ельцина.

В настоящее время активность спецслужб заметно снизилась. Это связано не с успокоением и некой расслабленностью по окончанию выборов, а с кадровыми перестановками в руководстве спецслужб. Последние, как известно, всегда приводят к снижению интенсивности работы любого государственного учреждения.


  1. А. Коржаков. "Никогда политикой не занимался"- интервью газете "Аргументы и факты"// "Аргументы и Факты", №3, 1996, стр. 3; "К власти пришли другие"- Интервью А. Коржакова "Аргументам и Фактам"// Аргументы и Факты", № 34, 1996, стр. 12.
  2. А. Караулов. "Люди у власти". Книга готовится к печати в издательстве "Совершенно секретно". Главы из книги опубликованы в журнале "Лица", март 1996 г., стр. 12-14.

На страницу назад

 
Архив наших публикаций
2000 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12
 
©1999-2010 CSR Research (ООО "Центр социальных исследований и маркетинговых технологий")
Статистика
Rambler's Top100

Разместите наш баннер
Vybory.ru: Выборы в России